Листов завод

Заводской комплекс Листа (Софийская набережная, 12) построен в 1873 году.

Все началось в 1863 году, когда купец первой гильдии Густав Лист открыл на улице Петровке маленькую мастерскую, производящую пожарный инвентарь - в первую очередь насосы и сосисы (так в те времена называли пожарные шланги). Прошло одиннадцать лет, и Лист перевел производство на Софийскую набережную. Можно сказать, не по собственной воле - его пожарная мастерская, сгорела, тем самым косвенно подтвердив целесообразность данного промысла в Москве. К счастью, деньги к тому времени у Листа появились, и он открыл уже не скромненькую мастерскую, а вполне себе завод. Ворота же украсили скульптуры литейщика и кузнеца.

Лист, не долго думая, назвал завод Софийским (было, впрочем, и другое имя - "Густав Лист"). И поселился при нем сам.

Уклад здесь был полусемейный. По праздникам в доме самого Листа устраивались концерты - силами самих сотрудников противопожарного предприятия. За полчаса до начала смены, ежедневно каждому рабочему давали чай с хлебом и сахаром. Это преследовало сразу две цели - во-первых, подкрепить работника перед тяжелым днем, а во-вторых, создать некую атмосферу общности.

Впрочем, являться к утреннему чаю было совсем не обязательно.

Заказчики шли к Листу нескончаемым потоком. Заявки начинали с льстивых предисловий: "Екатеринославская губернская земская управа сим удостоверяет, что приобретенные за период 1876 - 1897 годы пожарные насосы в количестве 986 штук для сельских обществ и земледельцев оказались во всем исправными и доброкачественными".

Или: "Милостивый государь, Густав Иванович! Комиссия Военного ведомства пришла к заключению, что механический завод "Густав Лист" приготавливает ручные и паровые насосы отличные по прочности, хорошей конструкции и тщательной отделки".

Производство развивалось. К революции на листовском заводе насчитывалось 1600 рабочих. Очень кстати были именно заказы от военных - вовсю шла Первая мировая. А вот революция пришлась совсем не кстати - завод национализировали.

Кстати, сами рабочие этому в свое время способствовали - в 1899 году здесь распространялась первомайская листовка, написанная не кем-нибудь, а будущим наркомом просвещения Луначарским. А в революцию рабочие и вовсе присоединились к армии восставших. Первый советский директор завода писал: "В 1917 году завод Г. Листа насчитывал около 1600 рабочих, причем большинство членов партии были твердыми большевиками. Замоскворецкий РК РСДРП (б) командировал сюда политическим руководителем К. В. Островитянова, впоследствии академика. Стратегическое положение завода напротив Кремля - центра сопротивления белогвардейцев - диктовало тактику боя. Заводское вооруженное формирование под руководством Н. В. Федорова держало оборону Москворецкого моста и набережных Замоскворечья. После удачного прорыва на левую сторону Москвы-реки ожесточенные бои развернулись на Остоженке за Провиантские склады".

Словно желая отыграться за два предыдущих пафосных названия, заводу дали имя весьма скромное: "Завод № 5". Правда, потом его переименовали в "Гидрофильтр", а затем и в "Красный факел".


* * *

Кстати, иной раз завод, помимо воли, участвовал в жизни соседней школы. Ее бывший ученик М. Коршунов писал: "Наша староста Зина Таранова сломала ногу. На классном собрании нежданно-негаданно кто-то выкликнул меня на должность временно исполняющего обязанности старосты. Очевидно, в этот обольстительный момент во мне шевельнулось тщеславие, дало свой каверзный дурманящий росток, и я принял высокий пост, как говорится, без всякой ложной скромности. А Левка был в панике: он прекрасно понимал, что ни я, ни Олег, ни сам он не созданы для администрирования. Уже на ближайшем уроке немецкого языка возник скандал - уж очень мы не любили эту учительницу. Кличка - Спица. "…Истеричная, крикливая, злобная и придирчивая бестия". Это о ней Лева. А это - Юра: "Пишу я, бешенством объятый, немецкий - жизненный дефект. О будь вы сотни раз прокляты - Футурум, Презенс и Префект".

- Где ваш авторитет? - грозно обратилась ко мне Спица. - Класс разболтался, вышел у вас из подчинения. Сплошные безобразия! Keine Ordnung (Нет порядка).

Потом неожиданно загудел завод "Красный факел", рядом с нами.

- Кто гудит? - завопила Эсфирь Семеновна".