Каналы и волок

Вышний Волочек основан в 1471 году, а статус города ему присвоили в 1770. Развитию этого населенного пункта, а также сравнительно раннее превращение его из села в город, обусловлено географическим положением Вышнего Волочка. Он был связан водой и с Невой, и с Волгой и, соответственно, торговля здесь велась нешуточная.
В шестнадцатом веке здесь побывал путешественник из далекой Италии Александр Гваньини. Оставил коротенькое, но емкое описание: "Волочек, город с деревянным кремлем… Эта провинция изобилует белыми зайцами, и великий князь здесь часто охотится".
При Петре Великом город приобрел значение стратегическое - здесь принялись делать каналы и шлюзы - для замыкания этих двух бассейнов, Невского - через реку Цну и Волжского - через реку Тверцу. Работы завершились осенью 1709 года и через первый канал прошли первые пароходы. А следующим летом выяснилось, что каналы были спроектированы неправильно, что летом они высыхают, и судоходство по ним невозможно. Ситуацию исправили лишь в 1740-е годы.
Каналы были актуальны чуть более ста лет, а в 1849 году, когда сюда пришла железная дорога, о них стали забывать, и в наши дни каналы имеют лишь декоративное значение, да и то лишь для романтически настроенных любителей российской старины. Впрочем, еще Александр Радищев в "Путешествии из Петербурга в Москву" признавался: "Никогда не проезжал я сего нового города, чтобы не посмотреть здешних шлюзов. Первый, которому на мысль пришло уподобиться природе в ее благодеяниях и сделать реку рукодельною, дабы все концы единый области в вящее привести сообщение, достоин памятника для дальнейшего потомства. Когда нынешние державы от естественных и нравственных причин распадутся, позлащенные нивы их порастут тернием и в развалинах великолепных чертогов гордых их правителей скрываться будут ужи, змеи и жабы, - любопытный путешественник обрящет глаголющие остатки величия их в торговле. Римляне строили большие дороги, водоводы, коих прочности и ныне по справедливости удивляются; но о водяных сообщениях, каковые есть в Европе, они не имели понятия. Дороги, каковые у римлян бывали, наши не будут никогда; препятствует тому наша долгая зима и сильные морозы, а каналы и без обделки не скоро заровняются.
Немало увеселительным было для меня зрелище вышневолоцкий канал, наполненный барками, хлебом и другим товаром нагруженными и приуготовляющимися к прохождению сквозь шлюз для дальнейшего плавания до Петербурга. Тут видно было истинное земли изобилие и избытки земледелателя; тут явен был во всем своем блеске мощный побудитель человеческих деяний - корыстолюбие. Но если при первом взгляде разум мой усладился видом благосостояния, при раздроблении мыслей скоро увяло мое радование. Ибо воспомянул, что в России многие земледелатели не для себя работают; и так изобилие земли во многих краях России доказывает отягченный жребий ее жителей. Удовольствие мое пременилося в равное негодование с тем, какое ощущаю, ходя в летнее время по таможенной пристани, взирая на корабли, привозящие к нам избытки Америки и драгие ее произращения, как-то сахар, кофе, краски и другие, не осушившиеся еще от пота, слез и крови, их омывших при их возделании".
А "Исторический дорожник для употребления на пути между императорскими всероссийскими столицами", составленный И. Ф. Глушковым в 1801 году, повествовал: "Вышний Волочок учрежден городом 1772 года из бывших до того времени ямщиков, а потому характер жителей его посредственно подходит к купеческому. Первейшее удовольствие мужчин и женщин состоит в песнях, которые мужчины поют громко, но стройно; женщины ж тихо, согласно и весьма жеманно.
Женщины здешние без исключения во всех частях плотны. Платье их много одинакового имеет с другими городами Новгородской губернии. Они носят из разных шелковых материй одежду сзади несколько бористую, спреди пуговицами застегнутую, обложенную кругом цветными лентами, а у богатых золотыми кружевами и позументами, называемую сарафан - рубашки тонкие, кисейные, большою частью длиннорукавные, весьма морщиновато на руку набранные - головной убор девицы широкую, иногда низанную жемчугом ленту с цветными широкими назади лопостями; а замужняя ту же ленту, но уже с пришитою к ней задницею, сверх которой накрывают голову наподобие большой простыни кисейным весьма хорошо вышитым покрывалом".
А вышневолоцкие конфетчики, торговавшие по всей России, славились своей зазывной речевкой:
- Я из Вышнего Волочка… наш Вышний Волочек стоит пятачок, подходи ученый и дурачок!
Или:
- Тетка Алена отказала тридцать три миллиона, не велела их сберегать, а велела разыграть! Кто желает участвовать в счастливой лотерее на конфеты, прошу заплатить пятиалтынный!
Народ, ясное дело, интересовался.
Кстати, Вышний Волочек - один из немногих городов мира, у которых правильными являются два названия - и Вышний Волочек, и Вышний Волочок.
Здешний вокзал очарователен. Он был выстроен по индивидуальному проекту и заметно отличается от типовых и строгих вокзальных зданий Клина и Твери. Но почему-то так вышло, что именно этот вокзал был нередким участником криминальных известий. Правда преступления были по большей части несерьезные. В частности, "Русское слово" писало в 1907 году: "Вышний Волочек. Три грабителя напали открыто на вокзале на кассира и, не похитив ничего, скрылись".
Проходило и такое сообщение: "Ночью на станции Вышний-Волочек неизвестный мужчина сдал в багаж большую бочку весом в 3 пуда 10 фунтов, адресовав груз в Москву.
Когда на станции Лихославль из багажного вагона начали выгружать багаж, то багажный кондуктор заметил, что багаж шевелится. Было ясно, что в бочке находится живое существо, и напуганному воображению кондуктора представилось, что в бочке заделан вор, с целью в пути выбраться из бочки и обокрасть денежный сундук или же похитить более ценный багаж.
Кондуктор занял место в своем отделении при вагоне и начал чутко прислушиваться, что будет в вагоне делаться.
Ждать пришлось не долго: скоро он ясно услыхал в вагоне тяжелые шаги, а затем треск железного денежного сундука. Наконец что-то упало тяжелое, массивное, с грохотом и стуком, но что именно, кондуктор не мог сообразить.
В это время вагон подошел к станции Кулицкой. Багажный кондуктор поднял тревогу: собрал станционную жандармскую полицию, сторожей, поездную бригаду и вся эта толпа устремилась к багажному вагону.
Кондуктор отпер замок, отодвинул дверь, - все ахнули и отшатнулись от вагона: в углу его стоял большой медведь, который при виде народа неистово заревел. Моментально дверь была заперта, и редкий багаж с поездом покатил в Москву…
Здесь опять были созваны сторожа и жандармы, и было приступлено к ловле зверя. Сторожа придумали накинуть на него тяжелый и толстый брезент, и этим путем им удалось овладеть медведем, после чего его связали и перетащили в особе помещение, где он и оставлен впредь до распоряжения начальства или явки хозяина. При осмотре багажного вагона оказалось, что "Миша", соскучившись сидеть в бочке, выдавил в ней дно и, выбравшись на свободу, начал гулять по вагону. Наткнувшись впотьмах на денежный сундук, он почти отломил у него крышку; потом на его дороге очутился большой пожарный бак с водой. Медведь напряг силы и свалил его. В заключении он переломал в вагоне все пожарные железные ведра. Разлившейся из бака водой подмочено очень много багажа и совершенно залита вся железнодорожная корреспонденция".
Была в городе и тюрьма. Политическая. В ней довелось сидеть писателю В. Короленко. О том осталась квитанция: "1880 года февраля 21 дня, дана сия унтер-офицеру Ерофееву в том, что доставленный арестант Владимир Короленко с собственными его вещами и деньгами пятью копейками в Вышневолоцкую тюрьму принят, в чем подписом и приложением казенной печати удостоверяю. Смотритель тюрьмы капитан Ипполит Лаптев".
Сотни подобных "подписов" поставил Лаптев. Каждый "подпис" - судьба человека. А Лаптеву - радость. Короленко писал: "Общество, которое я застал в В.П.Т., было довольно разнообразно. Самым старшим и самым солидным из нас был Алексей Александрович Андриевский, педагог, преподаватель русской словесности в одной из одесских гимназий. Он был родной брат моего ровенского учителя словесности Митрофана Александровича... Это был настоящий педагог, очень серьезно относившийся и к своему учительству, и к своей карьере. Он был дружен с Драгомановым и, очевидно, попал в В.П.Т. именно за эту дружбу. По убеждениям он был ярый украинец, как тогда называли, - украинофил. Заключение он переносил тяжело и пускал в ход все свои связи, чтобы избавиться от ссылки, что в конце концов ему и удалось. У него была заметная складка украинского юмора, и порой он не мог отказать себе в удовольствии писать по тому или другому поводу довольно язвительные отзывы… Смотритель Лаптев относился к нему с почтением и гордился, что под его начальством состоит коллежский советник.
Через несколько дней в нашу камеру, под внимательным руководством самого Лаптева, внесли еще одну кровать.
- Кого это бог нам дает, Ипполит Павлович? - спросили мы у смотрителя.
- Привезут с поездом… надворного советника".
Существовало здесь училище. Техническое. В нем обучался Вячеслав Шишков. Брат его Алексей вспоминал: "В училище долго помнили брата. Позднее, когда я учился в этом же училище, преподаватели, и особенно начальник училища инженер Шереметинский и Опекаловский (смотритель общежития - АМ.), вспоминали Вячеслава, отзывались о нем как о человеке высоких достоинств. Шереметинский говорил мне: "Прекрасный, редких способностей человек, с хорошим, добрым сердцем, такие редко встречаются в жизни, старайся походить на брата"".
Брат Алексей старался как умел.
 
Из книги "Железноводитель". Просто нажмите на обложку.