Приключения выгребной ямы

Существует некая конструкция, одновременно символ и одновременно культурологический объект, который был в Москве дореволюционный, и который в нынешние дни представить очень сложно. Это – выгребные ямы.

Москвичи все еще пользуются метлами, корытами и даже печками. А вот отхожими местами – нет. Поскольку розовые городские унитазы и сравнивать нельзя с устройствами, которыми были привычны нашим предкам сызмальства. Устройства незамысловаты – яма, деревяшка, дырка в деревяшке. Все. Однако, это было целым направлением в бытовой культуре города Москвы.

Нынешние унитазики стерильны, несерьезны, бездуховны. Немного романтики было в их коммунальных предшественниках – надтреснутых широких емкостях с высоко подвешенным сливным бачком и металлической цепочкой (профессиональные сантехники делали в этом слове ударение на первый слог). Бачок прилаживали ближе к потолку, чтобы достичь эффект водонапорной башни. Вода стремилась в емкость с грохотом и воем. Каждый житель коммуналки слышал гордые эти позывные. Позывные человека полноценного, серьезного, не забывающего воду за собой спускать.

Но теперь и это – в прошлом.

Даже жители дачных участков превратили свои отхожие места в какие-то лаборатории по производству удобрений. Внешне все как следует, но вместо ямы – детское корыто. Так что остается только вспоминать о тех устройствах (яма, деревяшка, дырка в деревяшке), которые когда-то были в каждом городском дворе.

Впрочем, нет, конечно же, не в каждом. Некоторым удавалось обойтись без этого дерьмохранилища, но власти не дремали, и тогда в газетах появлялись сообщения приблизительно такого содержания и смысла: "27 августа, при осмотре владения Ерохиной на Садовой улице, арендуемого Бакастовым, где содержится двор для извозчиков, обнаружен в земле тайный спуск нечистот на улицу, откуда нечистоты стекали по лоткам у тротуара, в городские трубы".

Впрочем, нередко хулиганили и профессионалы, которые по долгу службы должны были как раз заботится о чистоте. То есть, золотари. (Кстати, по преданию, именно для золотарей изобрели калач, то есть такую булку с ручкой. Чтобы проголодавшийся ассенизатор мог съесть булку, а ручку выкинуть, поскольку вся она была измазана тем, что содержится в отхожем месте.)

Золотарей дразнили уличные дети, с такой профессией им было трудно подобрать себе приличную невесту. Однако, этот жизнерадостный народ не унывал и развлекался соответственно своей фантазии. Например, таким вот образом: "В 3 часа утра, 15 января, так называемые "золотари"; рабочие Равинского, живущего во 2-м стане Московского уезда, за Пресненской заставой, в доме Пыховой, брат хозяина, крестьянин Звенигородского уезда, деревни Зеленково, Сергей Ровинский и запасной унтер-офицер Сергей Селин взяли со двора дома единоверческого монастыря, на Никитской улице, нечистоты, выехали с ними в Шереметевский переулок и принялись поливать ими улицу, но замеченные одним из обывателей, ехавшим на извозчике, ударили по лошадям, желая скрыться; один из них был задержан ночными сторожами на Моховой улице, другой же товарищ успел уехать. Когда же наконец прекратятся безобразия этих "золотарей", а нечистоты, вывозимые ими со дворов домов не будут выливаться на улицы?"

А вот с девушками ассенизаторам и вправду не везло. И часто именно сердечные несчастья толкали их на дерзкие поступки. Например, такие: "На днях, живущая в Марьиной слободке, на Александровской улице, в собственном доме, г-жа Померанцева отказала производившему в ее доме очистку нечистот отставному рядовому Максимову; на другой день, Максимов, рассерженный этим отказом, привез полную бочку нечистот во двор дома г-жи Померанцевой, залил ими весь двор и уехал, но проделка эта была замечена ночным сторожем и соседним дворником. Максимов привлечен к ответственности".

Невозможно и предположить, чтобы такие страсти и страстишки, курьезы и трагедии разыгрывались вокруг обычных унитазов из современных туалетных комнат.