Шалопаевка в центре торговли

Основным коммерческим центром города Владимира были торговые ряды. Кстати, торговые ряды - своего роды тест, который можно предложить любому городу из средней полосы России. Если ряды сохранились - значит, город продолжает жить и, извините за банальность, не распалась связь времен. Если же ряды разрушили (понятно, что их разрушали из-за равнодушия, а не по идеологическим соображениям, ведь это все-таки не церковь), то прервалась история, и может быть, стоит в таком случае пересмотреть дату рождения города.

Торговые ряды Владимира стоят во всей своей красе.

Можно сказать, что торговые ряды, построенные в конце восемнадцатого века по мотивам петербургского Гостиного двора - предприятие акционерное. Правда, акционеры стали таковыми поневоле. Просто с купцов, которые держали в этом месте лавочки (и, разумеется, намеревались продолжать свое дело), собрали по 200 рублей. Старые лавочки снесли, а новые, в новых рядах, распределяли жеребьевкой.

Впрочем, логика в этом была. Старые лавочки не только выглядели страшными и непутевыми - они, помимо этого, еще и постоянно подвергались сокрушительным пожарам. Так что у купцов была прямая выгода сдавать свои кровные сотни.

Они написали в "приговоре": "Обязуемся мы построить в городе Владимире против плаца каменные лавки, идучи от Золотых ворот к торговому мосту по левую сторону, то ж и в повороте налево линию против дома купца Лазарева, обе линии что и составит половина гостиного двора, которые линии и зачать строить нынешним летом из своего материала своим коштом".

И совершили задуманное.

Торговые ряды стали одним из самых популярных мест Владимира. Некто М. В. Косаткин вспоминал о своих гимназических годах: "Большие торговые ряды состояли из наиболее крупных магазинов, в которых шла торговля галантереей, готовой одеждой, мехами, мануфактурой, шелками, обувью, кожаными изделиями. Из этих магазинов нас особенно привлекал магазин Паркова с его учебными пособиями. В самих рядах между колоннами мы прятались от застигшего нас дождя, а по тротуару, вдоль всех рядов, "по шелопаевке", как она называлась, слонялись бездельники и гульливая молодежь. Здесь, в центре города, особенно в праздники, чинно прогуливались именитые граждане. Здесь назначались свидания, происходили знакомства и ухаживания".

Со временем рядом с Большими рядами появились и малые. Там также торговали самыми разнообразными изделиями и товарами - от маленьких оловянных солдатиков до больших граммофонов и велосипедов.

Малые ряды были гораздо колоритнее Больших. Наш дорогой мемуарист М. В. Косаткин посвятил им не один десяток строк: "Они располагались в сплошных каменных зданиях, тянувшихся по обеим сторонам Большой (то есть, Большой Московской - АМ.) улицы: с правой стороны от здания банка до поворота на Торговую площадь, а с противоположной стороны от здания б. Городской Думы и Пушкинского бульвара до поворота на Муромскую улицу.

Здание на правой стороне было разделено на отдельные магазины. Первое помещение в два окна - парикмахерская М. В. Петрова... Здесь же продавались открытки с фотографическими снимками г. Владимира и его достопримечательностей. Их выпускал сам Петров, и они, частично сохранившиеся до нашего времени, представляют драгоценную панораму былого г. Владимира, его зданий и видов. Далее был большой магазин В. П. Гончарова. Здесь мы, гимназисты, покупали форменные фуражки и ремни, а наиболее состоятельные даже велосипеды. В следующем магазине Белянкина продавались учебные пособия и книжки. Рядом находился нарядный магазин Н. Г. Лебедева, торгуя мануфактурой: сукнами, шелками, парчой. Следующий магазин - Шеповалова. Здесь продавались рыболовные снасти, интересные игрушки, оловянные солдатики... На углу, замыкая правую сторону "Малых рядов", высился большой трехэтажный дом, поворачивающий направо к Торговой площади...

По левую сторону помещалась парикмахерская Анфимова... Рядом небольшой магазин Рыбина, торговавший прекрасными конфетами и шоколадом. Далее просторный магазин Ивановой. Здесь была торговля игрушками и книжками. К нему примыкал большой магазин Ржительницкого, бойко торговавший граммофонами и пластинками... Далее на углу - повороте на Муромскую улицу к Клязьме был магазин золотых и ювелирных изделий Ромма. Таковы были малые торговые ряды во Владимире. Конечно, они имели малопривлекательный вид для губернского города, но хорошо обслуживали его своей торговлей и ремеслами".

Ох, лукавил наш мемуарист. Судя по всему именно Малые ряды были самыми колоритными и привлекательными в городе Владимире.


* * *

Кстати, стать полноправным членом сообщества владимирских ремесленников было совсем не просто. Следовало для начала отнести прошение в соответствующий цех. Вот, например, одно из них, поданное крестьянином деревни Филиппищи Михайлой Михайловым: "Знаю я булочное ремесло, производимое в разных видах, которое я предположил открыть в здешнем губернском городе Владимире от своего имени, почему покорнейше прошу булочный цех о выдачи мне на объявленный предмет узаконенного свидетельства".

Старшие товарищи проверили Михайлова. И вынесли вердикт: "При испытании его... оказался знающим свое булочное ремесло и на получение звания мастера... достойным, поведения хорошего. Мастер Храмов, мастер Трофимов, а за неумением его грамоте по личной просьбе крестьянин Алексей Синюткин, мастер Семен Ларионов, а за неумением его грамоте по личному приказанию сын его родной Николка Семенов руку приложил".

Только после этого Михайлов стал булочником города Владимира. Не удивительно, что качество товаров и ассортимент были на уровне. Разве что книжная торговля подкачала. Владимир Соллогуб писал: "Рано утром... Иван Васильевич отправился отыскивать древнюю Русь... Прежде всего он отправился в книжную лавку и, полагая, что и у нас, как за границей, ученость продается задешево, потребовал "указателя городских древностей и достопримечательностей". На такое требование книгопродавец предложил ему новый перевод "Мокфермельской молочницы", сочинение Поль-дс-Кока, важнейшую, по его словам, книгу, а если не угодно, так "Пещеру разбойников", "Кровавое привидение" и прочие ужасы новейшей русской словесности.

Нe удовлетворенный таким заменом, Иван Васильевич потребовал по крайней мере "Виды губернского города". На это книгопродавец отвечал, что виды у него точно есть, и что он их дешево уступит, и что ими останутся довольны, но только они изображают не Владимир, а Цареград. Иван Васильевич пожал плечами и вышел из лавки. Книжный торговец преследовал его До улицы, предлагая попеременно новые парижские карикатуры с русским переводом, "Правила в игру преферанс", "Новейшай лечебник" и "Ключ к таинствам природы".

Бедный Иван Васильевич пошел осматривать город без руководства".

Впрочем, и сегодня книг о прошлом города Владимира не слишком много на прилавках здешних книжных магазинов.


* * *

А Большие ряды то и дело меняли свой облик. На рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий над главными воротами (их почему-то называли "бабьими") открылась первая губернская библиотека. Тот же Касаткин писал о ней в воспоминаниях: "Главным книжным источником была для нас, гимназистов, городская публичная библиотека… Размещалась она в двух комнатах. Вход в библиотеку был сбоку через очень тугую и трудно отворяющуюся дверь, и мы поднимались по каменной лестнице и входили в тускло освещенную комнату, всегда переполненную посетителями. Книг в библиотеке было до 10 тысяч томов, и сама она содержалась на общественные средства, главным образом на плату за чтение 20 коп. за книгу в месяц и на частные пожертвования. Огромное спасибо библиотеке и ее деятелям. Очень много, очень много сделали для нас, и память о них почтительно нами сохраняется".

В 1911 году одна из фирм решила перестроить свои лавки. Так появился новый двухэтажный магазин, которому сразу же дали кличку "кирпичики" - из-за фасада, отделанного кирпичами, покрытыми яркой глазурью. В 1913 году к рядам пристроили довольно симпатичную ротонду. В 1914 возникло новое сооружение - с кругленькой башенкой, украшенной затейливыми барельефами. Ряды преображались и разнообразились.

Зато после революции жизнь городских рядов пошла на спад. Поначалу взялись за "бездельников и гульливую молодежь". Газета "Призыв" возмущалась: "Ежедневно вечером тротуар "Красного ряда" запружен гуляющими, стесняя проход по нему. Настоящая "шалопаевка"! Не помешало бы шалопаям для своих прогулок избрать подальше переулок".

Да что там шалопаи? Появились деятели посерьезнее. Газета "Призыв" сообщала: "На Базарной площади (располагалась за торговыми рядами - АМ.) целыми толпами ходят малолетние хулиганы. Обыкновенное дело - воровство, нападение на граждан проходит прямо на глазах у всех, но сказать, сделать тревогу нельзя - получишь нож в бок. Малолетними преступниками руководят взрослые преступники. А что делается у лавки "Центроспирта"? Пьяные валяются прямо у дверей. То и дело - драки".

Вскоре разобрали арку перед магазинами, снесли заднюю часть Больших рядов, а Малые разрушили совсем. Однако основная часть все-таки сохранилась.

Зато до неузнаваемости изменились продавцы и продавщицы. Они стали настоящими хозяевами жизни, самыми богатыми и самыми почтенными жителями страны. До смешного доходило. Как-то раз в один из магазинчиков Гостиного двора зашла известная владимирская портниха Екатерина Семеновна Богданова. И перед ней предстало зрелище - продавщица овощного отдела копошится в ящике с полугнилой морковью, а на пальцах ее - грозди золотых колец. Бедная Богданова перенесла нешуточное нервное потрясение. Рассказывала своим многочисленным знакомым:

- Это ужас! Кольца сверкают на каждом пальце, ручищи грязные! Платье в обтяжку, отовсюду торчат "окорока". Ей бы прикрыть их, а она не понимает. Я ей говорю, какой бы фасон пошел, но... ей и этот хорош! Ужас! Я не могла смотреть на это, так и ушла, ничего не купив. Завтра пойду в другой магазин.

Но времена дефицита ушли. А вместе с ними - продавщицы с драгоценностями.

 
Подробнее об истории города  - в историческом путеводителе "Владимир. Городские прогулки". Просто нажмите на обложку.