Бульвар и Липки

Одна из достопримечательностей губернского Владимира - городской бульвар. Он был открыт в 1915 году и сразу же сделался и местом отдохновения и увеселительным местом - благо, что отсюда открывались превосходнейшие виды как на Клязьму, так и на достопримечательности города Владимира. Здесь находились лавочки, беседки, павильоны.

На одном из них повесили стихотворение владимирского литератора Михаила Бенедиктова. Оно было написано как будто от лица бульвара, посвящалось городу Владимиру и выглядело по-провинциальному трогательно:


Дав тень сию тебе

и в знойный день прохладу,

полезным быть во всем

я целию имел

и счастлив истинно,

коль скажут мне в награду,

что я любил тебя

и другом быть умел.


Сохранился отчет об одном из народных первомайских гуляний, здесь происходивших (1852 год): "В здешней умеренной полосе в обыкновении этот день проводить сколько возможно веселее и общительнее при отрадной мысли наступления цветущих дней, и ныне городские жители вечером 1 мая гуляли большею частию в центре города - по булевару, где по распоряжении его превосходительства начальника губернии господина генерал-майора Николая Петровича Синельникова приготовлено было все возможное для приятного препровождения времени. Еще утром разнесся слух, что музыка Бородинского егерского полка вечером будет играть на булеваре, на котором незадолго перед сим сделаны были некоторые улучшения. Уже этого достаточно было, чтобы оживить город. В четыре часа народ начал показываться на булеваре, увеличиваясь более и более, толпился около беседки, ротонда коей обставлена была приличной мебелью. Тихая и теплая погода способствовала гулянью. В шесть часов гармонические звуки полкового оркестра разлились по бульварному саду, и все приняло иной вид. Танцующие живописно мелькали в окнах беседки и привлекали к ним веселый народ. Баталионные песенники, размещенные в углублении сада по разным пунктам, пели при звуках бубнов национальной песни. Танцы продолжались до позднего вечера в освещенной ротонде... Булеварные работы по указанию его превосходительства господина начальника губернии деятельно продолжаются... и с первого мая экипажи начали показываться на булеваре и по расширенной его дорожке с юго-восточной стороны. Березки, липки, акации и кустарник увеличиваются с каждым днем как здесь, так и около широкого кремлевского тротуара, и начинаются приготовления для увеличения и устройства цветников; площадь же на половине горы, против юго-западной оконечности булевара... будет нивелирована для особого парка, с его извилистыми дорожками, деревьями, цветами и другими увеселениями для добрых владимирских жителей".


* * *

В 1899 году доселе безымянному бульвару наконец-то дали имя. В честь столетия самого знаменитого российского поэта он стал называться Пушкинским. К этому времени относится дошедшее до нас подробнейшее описание бульвара: "Мы помним стоящее на краю его, обращенное к Клязьме старое здание его летнего клуба "ротонду" - круглое деревянное здание со шпилем наверху и надписи, написанной на меди и прибитой к стене перед входом в клуб. Еще в начале века, на наших глазах, сам Большой бульвар представлял собой три аллеи - широкую и две по бокам, тянувшиеся, как и теперь, с Большой улицы до обрыва к Клязьме, откуда расстилался прелестный вид на Заречье… Аллеи были обсажены липами… Возле забора, установленного вдоль левой боковой аллеи, виднелись остатки бывшего здесь пруда, в котором по веснам плавали утки и мальчишки на плотах… С наступлением лета в вечерние часы молодежь устремлялась на Пушкинский бульвар… Три раза в неделю играл военный оркестр, размещавшийся в раковине, сбоку от клуба. Всюду раздавался молодой, задорный смех, встречались старые знакомые, друзья, товарищи, создавались новые знакомства. Вечера заканчивались пусками бенгальских огней, фейерверками. К 12 часам ночи все расходились и бульвар затихал".

Даже, казалось бы, сухие и официальные "Историко-статистические сведения" писали о об этом месте чуть ли не в былинном стиле: "Немало красивых мест и в самом городе. Первое место по красоте местоположения и в то же время самое любимое место для гулянья всех владимирцев - это возвышенная площадка на холме около Успенского собора, в конце бульвара у "ротонды". Отсюда развертывается чисто русская картина просторной закляземской поймы, постепенно переходящую в равнину, покрытую хвойным лесом".

Удивительно, но даже в наши дни "закляземская пойма" выглядит примерно так же, как и сотню лет тому назад.

В 1913 году "Старый Владимирец" писал: "В воскресенье, 30 июня, дети, посещающие Залыбедскую (то есть, находящуюся за рекой Лыбедью - АМ.) площадку детских игр, были приведены на площадку под Пушкинским бульваром. Детвора пришла красивой разноцветной группой, с флажками. На площадке, кроме общих игр, были устроены состязания при игре в ручной мяч. Победителями вышли залыбедцы".

Ясно, что для "залыбедцов" подобное мероприятие было памятным выходом в "большой свет".

А блистательные кавалеры города Владимира доверяли скамьям этого бульвара свои сокровеннейшие мысли. Вот, например, какое трогательное четверостишие было нацарапано на деревянной спинке сотню лет тому назад:


На вашем пальчике колечко - драгоценный сувенир,

А я страдаю без надежды, проклинаю весь мир...

Ваш папаша гонит прочь меня.

Мне все едино, когда хрюкает свинья.


Можно лишь посочувствовать безвестному страдальцу, отвергнутому юной дивой - благородному романтику и, скорее всего, добряку.

Увы, нет больше ни ротонды, ни романтических остатков пруда, ни даже памятника Пушкину с хрестоматийными на постаменте строчками: "Я памятник себе воздвиг нерукотворный" (вместо него в 1995 году здесь поставили памятник Андрею Рублеву). Тем не менее, бульвар все так же радует городских жителей, а любопытные туристы могут сравнить его со старым описанием и постоять на элегантной смотровой площадке, находящейся в конце бульвара.


* * *

Тут же - не менее яркая достопримечательность, парк под названием "Липки". Поначалу здесь располагался лишь небольшой парк "стриженых деревьев". Остальное место занимала площадь, нечто вроде плац-парада, на котором иногда и вправду проводились всевозможные военные учения. В другое время эта площадь использовалась в качестве сценической площадки для цыганских таборов, бродячих циркачей и прочих "диких" гастролеров.

Только в конце девятнадцатого века было принято решение - засадить деревьями всю площадь. Сразу же оговаривалось - никаких суперпроектов, все предельно скромно. Губернатор извещал: "Не следовало задаваться вопросом о чем-либо грандиозном, как по недостатку у города излишних средств, так и потому, что в данном случае для пользы обывателей нужны только растения, среди которых жители и их дети могли бы пользоваться чистым воздухом... При достаточно ровной поверхности площади, устраивая на ней сад, едва ли встретится надобность в ее планировке по нивелиру; мне кажется, что Городское управление могло бы прямо приступить к посадке деревьев и при том к постепенной, составив для того, конечно, предварительный план... Что же касается устройства дорожек, клумб и т. п., то... здесь не столько нужны цветы, сколько деревья".

Губернатор был человек мудрый, и прекрасно понимал, что множество самых благих и нужных начинаний вязнут именно на стадии подробнейшего проектирования. А потому и предложил от этой стадии и вовсе отказаться, ограничиться коротким перечнем пород деревьев и сразу приступить к работе.

Для одного лишь украшения сделали исключение - в "Липки" перенесли фонтан с площади перед банком. Да и то лишь потому, что "фонтан этот, не принося собой пользы для жителей окружающих местностей, весьма затемняет и без того небольшую здесь площадь и будучи расположен напротив фасада дома отделения банка... лишает самый дом красивого вида".

То есть, основной задачей было не украсить "Липки", а убрать этот фонтан куда подальше.

Официальное распоряжение предписывало в качестве рабочей силы использовать "арестантов мест заключения за возможно умеренную плату". Тем не менее, один из бывших гимназистов излагал иную версию: "Ранней осенью в нашей гимназии совершилось радостное событие - участие в насаждении деревьев, устройство сквера напротив здания самой гимназии. До того здесь была голая площадь между соборами и зданием Присутственных мест, обсаженная лишь с северной стороны, образуя малый бульвар "Липки", аллею их напротив гимназии, существующую здесь доселе. На этой площади, очень неровной, изрытой ямами, занесенной зимой снегом, были проложены две тропинки - к Дмитриевскому собору и присутственным местам. Летом на площади проводилось ученье новобранцев, иногда представления заезжих циркачей-канатоходцев или выступления цыганского табора. И вот бывший тогда Владимирским губернатором Н. М. Цеймерн вознамерился превратить эту площадь в городской сквер путем насаждения на ней аллеи тополей, существующей доселе. И к этому были привлечены ученики гимназии".

Но гимназист был не в обиде: "Помню, как сейчас, чудесный осенний солнечный день в начале нового учебного года. Нас, гимназистов, попарно вывели на эту площадь, где были уже заготовлены ямки для посадки деревьев, дали каждому по лопате, и мы постепенно, под руководством садовников и под звуки полковой военной музыки закапывали деревца тополей".


* * *

Но главное, что "Липки" были родиной владимирского мороженого. В 1908 году крестьянин Иван Ходов предложил взять в аренду участок земли где-нибудь в центре города. Ему определили место в этом парке, взяв, естественно, пространнейшие обязательства: "Я, Ходов, обязуюсь около своего киоска соблюдать должную чистоту и при малейшей неисправности в этом отношении обязуюсь немедленно исполнить требования властей и управы; при неисполнении же этих требований управа имеет право произвести очистку места за мой счет, и я, Ходов, не вправе жаловаться на размер уплаченного управой вознаграждения за очистку… Порча и уничтожение деревьев близ киоска, безусловно, воспрещается".

Ходов торговал здесь сливочным мороженым со всяческими наполнителями, а также охлажденным смесями разных соков и щербетом. Новшество пришлось по душе горожанам, и в скором времени подобные киоски стали появляться в разных частях города.

Кстати, сохранился и рецепт "фирменного" ходовского мороженого. Одна бутылка молока, шесть яичных желтков, три восьмых фунта сахару и палочка ванили. Желтки растираются с сахаром, затем к ним добавляется ваниль, все это разводится молоком и варится (ни в коем случае не кипятится), пока не загустеет.

Вот, собственно, и все.

 
Подробнее об истории города  - в историческом путеводителе "Владимир. Городские прогулки". Просто нажмите на обложку.