Хорошо было в Томилине

Томилино пользуется славой самого крупного поселка Подмосковье - его население составляет 31 000 человек. Но нас влечет туда не этот, безусловно, интересный факт, а его не менее интересная история.
Начиналось Томилино как дачный поселок. Начиналось с малого - скромному застройщику Клавдию Николаевичу Томилину принадлежало поначалу всего-навсего пять дач.
В 1896 году здесь появилась станция Томилино. Как не трудно догадаться, названная в честь дачного владельца и сооруженная его хлопотами и на его же деньги. Впрочем, и до этого железнодорожные путешественники - томилинские дачники - не особенно страдали. С помощью универсальной валюты - ведра водки этот креативный менеджер организовывал кратковременную остановку поезда у дачного поселка. У него были такие возможности - Клавдий Николаевич входил в правление Московско-Рязанской железной дороги.
Не совсем обычный менеджмент сохранялся здесь и впредь. "Русское слово" писало в 1909 году: "Московско-казанская жел. дор., введя перронный сбор на дачных станциях и полустанках, жестоко ошиблась в расчетах. Думали нажить с пассажира, а выходит один убыток. Дачный пассажир совершенно не берет перронных билетов и перроном не пользуется. Около станции есть множество скамеек, на которых он и ожидает поездов, дразня контролера.
На станции "Томилино" например, перронный сбор в день достигает внушительных размеров - 10 - 20 коп. То же самое и на других станциях. А между тем, жалованье контролерам, страже и постройка безвкусных заборов стоят громадных денег; по всей дачной линии дорога затратила на это неумное нововведение десятки тысяч. Говорят, что дорога не остановится ни перед чем. Сломает все скамейки около станций, а заставит брать пассажира перронные билеты. Страшно энергичная дорога!"
А в один прекрасный день газеты вышли с сообщением: "При отправлении поезда № 65 от платформы "Томилино" Московско-Казанской дороги обер-кондуктор Иван Байбаков хотел вскочить на ходу на поезд, но, по собственной неосторожности, оборвался и упал, причем колесами поезда ему отрезало ноги".
Эта заметка заинтриговала вездесущего В. Гиляровского: "Байбакова я знаю много лет. Он служит 25 лет на этой дороге и был на прекрасном счету. 25 лет человек прыгает на ходу на все поезда - и вдруг оборвался! С обер-кондукторами таких вещей не бывало".
Выяснилось - отнюдь не по неосторожности. Столкнули.
Поселок, между тем, становится все краше. Организуется театр и танцевальная площадка. Разбивается футбольное поле, которое неожиданно становится популярным на востоке Московской губернии. Время от времени газеты сообщают: "Новогиреевская команда выезжала на матч в Томилино; благодаря своему слишком слабому составу она проиграла 8:1; реферировал матч Леви".
Здешняя футбольная команда явно была на высоте.
Уже в 1904 году здесь появляется план дачного поселка - явление не частое по тем временам. Улицы, не долго думая, назвали в честь отечественных литературных гениев - Пушкина, Гоголя, Гаршина, Никитина. Выбор персоналий явно говорил в пользу высокой эрудиции здешнего дачного руководства.
Здесь, кстати, была дача купцов тесовых - тех самых, что прославились легендарным московским трактиром. Дача, к счастью, сохранилась по сей день.
Живал здесь и поэт Владислав Ходасевич. Писал друзьям: "Вы спрашиваете о моем адресе. Вот он: Ст. Томилино, Моск-Казанской ж.д., ул. Достоевского, дача Семиладнова. Это для писем не сугубо важных, но быстрых... Я жив, здоров, тружусь в поте лица, пишучи о Пушкине (сел-таки!), переводя проклятого Сенкевича"
Славилась дача актера Осипа Правдина. Дон Аминадо писал: "В Томилине, под Москвой, на даче Осипа Андреевича Правдина, тишь да гладь, да Божья благодать.
В аллеях гравий, камешек к камешку, от гвоздик и левкоев, от штамбовых роз чудесный, одуряющий запах.
Клумбы, грядки, боскеты, площадка для тенниса, в саду скамейки под высокими соснами, на террасе, на круглом столе, на белоснежной скатерти, чего только не наставлено! Сайки, булки, бублички с маком, пончики, цельное молоко в глиняных кувшинах, сметана, сливки, варенье разное, а посредине блеском сверкающий медный самовар с камфоркой, фабрики братьев Баташевых в Туле.
И все это - и сосны, и розы, и сад, и самовар, и майоликовый фонтан с золотыми рыбками, - все залито высоким, утренним, июльским солнцем, пронизано голубизной, тишиной, блаженством, светом.
- Вот я с малинкой, с малинкой пришел... Ягода-малина, земляника свежая! - четким тенорком расхваливает товар парень за калиткой.
Глаза молодые, лукавые, веселые, картуз набекрень, в раскрытый ворот рубахи видна крепкая, загорелая грудь, идет от него сладкий мужицкий запах пота, курева, кумача. Олеография? Опера? Пастораль? Было? Не было? Привиделось, приснилось? "Столица и усадьба", под редакцией Крымова? Или так оно и есть, без стилизации, без обмана, как на полотне Сомова в Третьяковской галерее?..
В лесу грибами пахнет, на дачных барышнях светлые платья в горошину, а на тысячи вёрст кругом, на запад, на восток, на север, на юг, за горами, за долами, в степях, в полях, на реках, на озерах, от Белого моря до Черного моря, - все как тысячу лет назад! Жнут, вяжут, в снопы собирают, из кизяка с глиной избы лепят, соломой кроют, горькую пьют, Богу молятся, беспросветным трудом, да своим горбом от сырой земли кормятся, в сырую землю возвращаются.
Мир, тишина, жизнь праведная, тьма непроходимая, жизнь несправедливая".
Хорошо было в Томилине.
После революции здесь стала появляться и промышленность. Но масштабной ее назвать было нельзя. Перчаточная промысловая артель, птицефабрика, абразивный завод и прочие учреждения того же ряда. Впрочем, со временем здесь появилось НПП "Звезда", специализирующееся на космическом ассортименте. Здесь выпускали скафандры не только для советских космонавтов, но также для Белки и Стрелки. Тут же, кстати, была сделана и знаменитая послеполетная фотография Гагарина - в шлемофоне с надписью "СССР". Времени было в обрез, фотографу Анатолию Живаеву предоставили всего двадцать секунд. И за эти секунды он сделал шедевр, обошедший тогдашнее медийное пространство всего мира. К счастью, Анатолий Сергеевич догадался заранее заправить пленку в фотоаппарат.
А на здешнем заводе полупроводников неоднократно выступал Высоцкий. Брал за выступление 150 - 250 рублей, немало по тогдашним меркам. Разумеется, в конверте, мимо кассы.
Своего рода достопримечательностью стала пожарная часть, основанная в 1933 году. В первую очередь благодаря роскошному фруктовому саду, который огнеборцы высадили на коммунистических субботниках.
Станция же сохраняла свой особый колорит и при советской власти. Юрий Коваль писал: "Дядька мой, Аким Ильич Колыбин, работал сторожем картофельного склада на станции Томилино под Москвой. По своей картофельной должности держал он много собак.
Впрочем, они сами приставали к нему где-нибудь на рынке или у киоска "Соки-воды". От Акима Ильича по-хозяйски пахло махоркой, картофельной шелухой и хромовыми сапогами. А из кармана его пиджака торчал нередко хвост копченого леща.
Порой на складе собиралось по пять-шесть псов, и каждый день Аким Ильич варил им чугун картошки. Летом вся эта свора бродила возле склада, пугая прохожих, а зимой псам больше нравилось лежать на теплой, преющей картошке.
Временами на Акима Ильича нападало желание разбогатеть. Он брал тогда кого-нибудь из своих сторожей на шнурок и вел продавать на рынок. Но не было случая, чтоб он выручил хотя бы рубль. На склад он возвращался еще и с приплодом. Кроме своего лохматого товара, приводил и какого-нибудь Кубика, которому некуда было приткнуться".
Такой вот, опять таки, менеджмент.
Привлекает туристов живописный Томилинский лесопарк. По нему курсирует автобус, что делает экскурсию по лесопарку гораздо более содержательной, если бы пришлось всю территорию - а это 3 500 гектаров - обходить пешком. 300 видов растений, 25 видов птиц - все к услугам любопытствующих.
Кроме того, на территории Томилинского лесопарка находится известный Николо-Угрешский монастырь. Он ведет свою историю с 1380 года. По преданию, князь Дмитрий Донской шел со своим войском и сделал тут остановку в пути. И ему явилось чудное видение Святителя и Чудотворца Николая. После чего войско одержало победу в Куликовской битве. Князь Дмитрий сопоставил эти два события, и распорядился возвести на этом месте храм, который вскоре превратился в монастырь.
К счастью, на его территории сохранилось немало памятников архитектуры прошлых столетий.
 
Из книги "Вокруг Москвы". Просто нажмите на обложку.