Для чего во Владимире провели телефон

В 1887 году вступила в строй первая телефонная станция губернского города Владимира. При этом интересы абонентов не учитывались вообще. Станцию открывали совершенно для другого.
Дело в том, что в последней четверти XIX века городок начал бурно и стихийно застраиваться. И с пожарной каланчи уже нельзя было увидеть все кварталы. К тому же, она находилась не в самом удачном месте. Водонапорная башня, построенная на Козловом валу, стояла значительно выше.
Дом мог полностью сгореть, а огнеборцы этого даже не знали.
Была высказана смелая идея - устроить в проблемных кварталах "электрические тревожные звонки". Но, хорошо подумав, поняли, что полноценная телефонная сеть выйдет не намного дороже, а голосовая передача данных, в любом случае, гораздо эффективнее. Как с помощью одной глупой кнопки объяснишь дежурному, где именно, что именно и как именно горит?
Эту смелую мысль высказал городской голова Сергей Нилыч Коптев. И дума его поддержала. Было принято решение "устроить пожарную сигнализацию путем телефона".
Губернатор города Владимира послал запрос в Главное управление почт и телеграфов. И получил ответ: "к устройству телефонных сообщений во Владимире может быть приступлено немедля". 
Что, собственно, и было сделано. Ближе к концу года город телефонизировали.
Телефонная станция располагалась прямо в здании пожарного депо, на втором этаже. Она была рассчитана на 50 номеров. Четыре телефонных аппарата системы Александра Белла - собственно, ради которых все и делалось - были расположены в местах общей доступности, "в трех частях города, кои по своему положению не могут быть ясно видимы с городской каланчи". Все работы вела фирма местного предпринимателя, господина Лоевского. Поскольку дело было новое, и раньше владимирцам не доводилось лицезреть такое чудо современной техники, а уж, тем более, им пользоваться, возле каждого аппарата - своего рода предвестника таксофона - поставили специально обученного телефониста.
С этих телефонных аппаратов можно было сообщить о возгорании - и больше ничего. Прочие попытки строгая телефонистка пресекала на корню. Барышня сидела в специальной комнате пожарного депо, находилась под охраной нескольких десятков бравых огнеборцев и чувствовала себя вполне уверенно.
Кроме того, новенькие аппараты установили в городской управе, а затем и в почтовой конторе, в полиции, в банке, в больнице, в дворянском собрании и даже в ремесленном училище. При этом сами абоненты воспринимались как своего рода побочный продукт, призванный частично компенсировать затраты. Цену им назначили приличную: 90 - 150 рублей за установку телефона и 12 рублей в год - абонентская плата. Такую же сумму - 12 рублей, только в месяц - получала в качестве жалования владимирская телефонистка. Все было продумано.
Но, несмотря на очевидную дороговизну, горожане проявили неожиданный интерес к техническому новшеству. Что было, в общем-то, странно - крупной промышленности во Владимире не наблюдалось, миллионную торговлю здесь не вели. Владимир жил, по большей части, садоводством. Да, здешняя вишня славилась на всю Россию. Но ведь она и стоила копейки.
Тем не менее, факт остается фактом. К началу нового столетия клиентская база увеличилась вдвое, а к началу Первой мировой войны - на порядок. В столицах темпы роста были, разумеется, гораздо выше, но для небольшого провинциального городка такие показатели были прекрасны. Плотность телефонизации во Владимире - среди аналогичных городов - считалась одной из самых высоких в России.
Мощности телефонной станции приходилось постоянно расширять, покупать новое оборудование, нанимать новых "телефонных барышень", как их в то время называли. В какой-то момент "телефонный" штат города даже стал выше "телеграфного", и этот показатель тоже непрерывно рос.
1910 года во Владимире открылась первая междугородная телефонная станция. Она расположилась в нескольких десятках метров от пожарного депо, у подножия знаменитых Золотых ворот. Станцию соединили проводами со своей старшей сестрой, поэтому воспользоваться межгородом можно было не только из специальных кабинок, но и со своего квартирного аппарата. Если он, конечно же, имелся.
Поначалу связь осуществлялась лишь с Москвой и Нижним Новгородом. Но с годами география, естественно, расширилась.
А в 1913 году владимирская телефония наконец-то пустилась в свободное плавание - покинула гостеприимное пожарное депо и обосновалась в собственном помещении в самом центре города. На так называемой Шалопаевке, над "Бабьими воротами" - главными проездными воротами владимирских торговых рядов. При этом в крышу пришлось встраивать особую решетку - для вывода телефонных проводов наружу - вплоть до 1932 года они проходили "по воздуху".
Инженер-электрик М. Н. Коробов писал в 1914 году: "В городе Владимире в настоящее время имеется однопроводная телефонная сеть, принадлежащая городскому управлению и функционирующая под видом городской пожарной сигнализации. Сеть эта в данный момент насчитывает до 500 абонентов и обслуживается центральной станцией, на которой установлены 100 номерные однопроводные коммутаторы фабрики Л. М. Эриксон и К прежнего типа. Вся сеть воздушная из бронзовых проводов диаметром в 1 мм., подвешенных в большинстве на столбах на железных траверзах с различным числом штырей, в зависимости от числа проводов, проходящих по тем или иным магистралям. На малопроводных линиях провода подвешены на крюках".
Высокие столбы, увенчанные густыми прядями бронзовеющих на солнце проводов, сделались привычной частью городского пейзажа.

(Написано для компании Зебра Телеком)
 
Подробнее об истории города - в историческом путеводителе "Владимир. Городские прогулки". Просто нажмите на обложку.