Башня № 1

Спасская (Фроловская) башня Московского кремля (Красная площадь) построена в 1491 году по проекту архитектора Пьетро Антонио Солари.


Главная достопримечательность Фроловской (Спасской) башни - не шатер, и не ворота, а часы, Кремлевские куранты. Трудно, придя сюда, не бросить взгляд на главный циферблат России, тот, по которому сверяет время вся страна. А в Новый год бой курантов транслируют по всем телеканалам - именно с двенадцатым ударом, по традиции, Россия начинает пить шампанское.

Первые часы возникли в нашем городе в 1404 году. Установили их в Кремле, и древняя "Тверская летопись" писала: "Сей часник наречется часомерье; на всякий же час ударяет молотом в колокол, размеряя и расчитая часы нощные и дневныя. Не бо человек ударяше, но человековидно, самозвонно и самодвижно, страннолепно некако сотворено есть человеческою хитростью, преизмечтано и преухищрено".

Тот механизм и вправду был сенсацией. Не удивительно - ведь москвичи впервые в жизни увидели действующий автомат - машину, которая движется самостоятельно, как животное или же человек.

А часы на Спасской башне появились лишь в конце шестнадцатого века. Стрелок на них не было. Вращался сам пятиметровый циферблат - небесный свод со звездами из золота и серебра, а также цифрами. Над сводом находилось солнце, и неподвижный его луч указывал на проплывающие под ним цифры. Будучи красоты необычайной, этот механизм сразу прославился на всю Европу.

Впоследствии его продали в Ярославль, в Спасский монастырь, несколько раз часы на Спасской башне заменялись новыми, а в 1852 году здесь появились современные куранты, фирмы "Братья Бутеноп". Четыре раза в день (в 9, 12, 15 и 18 часов) они играли гимн "Коль славен наш Господь в Сионе" и "Преображенский марш". Для этого пришлось снять все колокола с кремлевских башен и перенести их внутрь новеньких часов - музыка Спасской башни была, разумеется, важнее.

В революцию 1917 года, когда большевики обстреливали Кремль, один снаряд попал в куранты. Механизм остановился. Но Владимир Ильич Ленин, глава нового, революционного правительства отдал строгое распоряжение - починить часы и "научить" их исполнять "Интернационал". Фирма братьев Бутеноп затребовала за ремонт громаднейшую сумму денег. Решили обойтись своими силами. Однако же часы никак не запускались - проблема была в маятнике.

И тогда Николай Бернс, простой слесарь, вызвался наладить ход курантов. Он был смекалистый и авантюрный по характеру. Он понимал: в случае неудачи - расстрел. Вместе с сыновьями Василием и Владимиром, он довольно быстро изготовил маятник. И случилось чудо - часы пошли. Слесарь не только избежал столь вероятной смерти, но и прославился на всю страну.


* * *

Над курантами - тоже известная на всю Россию рубиновая пятиконечная звезда. Такими звездами увенчано пять башен - Спасская, Никольская, Троицкая, Боровицкая и Водовзводная. Круглые сутки внутри горят мощные лампы - иначе в яркий день они бы выглядели черными. Звезды устроены как флюгеры - они поворачиваются под действием ветра. Это сделано не для того, чтоб информировать людей о состоянии погоды - просто таким образом снижается нагрузка ветра на звезду.

Некогда вместо них были простые звезды, без подсветки, правда, разукрашенные ценными камнями-самоцветами. А еще ранее - имперских двуглавые орлы. Их сняли только в 1935 году.

По стране вовсю шли сталинские репрессии, люди боялись сказать лишнее слово, чтобы не попасть в тюрьму. А над главной площадью нависал двуглавый орел - символ царской России. Люди боялись поглядеть на орла - вдруг этот взгляд перехватит агент "чрезвычайки" - политической полиции России. И еще неизвестно, как он этот взгляд истолкует.

Долго не решались снять орлов - боялись зацепить тяжеловесной "птицей" саму башню, повредить древнюю красоту. Просто сбросить их на землю, разумеется, было нельзя. В 1924 году возникла мысль - подцепить орлов к аэростатам и спокойно опустить на землю. Произвели расчеты - оказалось, что аэростаты не способны выдержать подобный груз. Лишь когда появились высокие, крепкие монтажные краны, орлы были сняты.


* * *

А под курантами главный въезд в Кремль, "Святые ворота". Здесь висел образ Нерукотворного Спаса - самая почитаемая в православии икона Иисуса Христа - и, по указу царя Алексея Михайловича, каждый должен был при входе в те ворота снимать шапку. Нарушителей наказывали - заставляли здесь же класть 50 земных поклонов.

Смысл этого указа был, в общем, понятен. Ведь существовал древний русский обычай - входя в комнату с иконой, снимать шапку. А Спасские ворота были главным входом в Кремль.

Неудивительно, что стихотворец Федор Глинка сравнивал невозможность пройти Спасские ворота в головном уборе с физической невозможностью совершить то или иное непосильное деяние:


Кто Царь-колокол подымет?

Кто Царь-пушку повернет?

Шляпы кто, гордец, не снимет

У святых в Кремле ворот?!


А многие московские врачи, когда их пациенты начинали жаловаться на частые простуды, спрашивал:

- А вы в Кремле часто бываете?

- Часто, - отвечали пациенты.

- А через какую башню ходите?

- Через Спасскую.

- Вы с ума сошли! Ходите через Троицкую.

- Почему?

- Сами подумайте - по такому морозу, и без шапки, да по несколько раз в день! А у Троицкой не надо ничего снимать.

Как правило, этот совет помогал.


* * *

А рядышком со Спасской башней - маленькая и затейливая Царская. Она была построена в 1680 году на месте деревянной башенки, с которой Иван Грозный наблюдал за жизнью Красной площади. В том числе и за казнями, которые совершались тут же, на берегу Алевизова рва, в те времена отделявшего Красную площадь от Кремлевской стены. Ведь Кремль в средние века был треугольным островом. С одной стороны протекала Москва река, с другой - река Неглинка, а с третьей - искусственный Алевизов ров, прорытый итальянским мастером Алевизом Новым. Это было сделано в первую очередь, конечно, из соображений безопасности. В случае нападения врага мосты сразу же поднимались, Кремль оказывался полностью изолированным. Но, кроме того, это очень красиво - плавно бегущие волны, мостики, отражения кремлевских башен в водной глади. Мастера прошлого знали толк в красоте.