Овраг Глебучев

Овраги в русских городах отнюдь не редкость. Случается, идешь по главной улице, среди роскошных и опрятных зданий, и вдруг – трещина в земле, и безобразная, и романтичная одновременно. Жители города свои овраги любят, но и вместе с тем побаиваются. А названия оврагам дают звучные и смачные. В Калуге, например, овраг зовется Березуйским. А в Саратове – Глебучевым.

Журналист Иван Горизонтов писал о месте расположения города: "Древние саратовцы выбрали себе приют умненько: с запада их окружало непроходимое болото с лесом (где теперь настоящий город), с северо-востока глубокий овраг (Глебучев), с юго-востока и юга – Волга: накось, возьми их!"

Видимо, один лишь Горизонтов осмелился печатно восхититься этой достопримечательностью города. В основном же на Глебучев овраг сетовали, обижались на него и всячески охаивали этот неповинный ни в чем городской объект.

Писатель Орешин, к примеру, описывал жизнь этой трещины: "Глебучев овраг через весь Саратов тянется: от Волги до Вокзала, и живет в овраге сплошная нищета. Розовые, голубые, синие домишки друг на друге как грибы поганые, лепятся на крутосклонах, того и гляди, верхний домишко на своего нижнего соседа загремит. В летнюю пору банная вода посредине оврага течет, растет колючий репей, свиньи в тине лежат, ребята на свиньях верхом катаются. Весенняя вода в овраге разливалась саженей на пять, бурлила, клокотала, гудела и несла через весь город дохлых собак, кошек, бревна, поленья, щепу. Овражные жители охотились за щепой и поленьями. Народишко бедный, домишки рваны, заборишки худы – жили, как птицы".

Николай Чернышевский с этаким высокомерным состраданием писал об обитателях оврага: "Разнокалиберная мелюзга всех полунищенских положений, вне прочно установившихся бедных сословий, вся и очень честная и не очень честная бесприютная мелюзга от актеров жалчайшего театришка до вовсе голодных бездомников – все это мелкое, многочисленное население города, разорявшееся от непосильных подушных податей и постоянно находившееся под угрозой попасть в работный дом, где заключенные занимались тяжелым трудом и подвергались истязаниям".

Время от времени власти Саратова пытались что-то предпринять против Глебучего оврага. Например, разместить там кузнечные и прочие вредные производства. Или переоборудовать овраг под сад. Но все было впустую – кузнецы селились там, где им хотелось, а найти денег на такой гигантский сад, конечно, никому не удавалось.

А вместе с тем овраг был в некотором роде гордостью саратовцев. Не каждый город мог похвастаться подобной колоритной редкостью. О нем частенько отзывались с одобрением и с теплотой.

Овраг разнообразил жизнь саратовцев. Хотя бы самобытнейшей культурой овраговых мостов. О ней "Саратовский край" писал в 1893 году: "Урочищем называют, хотя без всякого основания, Привалов мост. Саратовские мосты через Глебучев овраг носили в прежнее время разные названия: Соколовский, Живодеровский, Задвиженский, Горный и пр. Из этих названий сохранилось только название Привалов, данное мосту через Глебучев овраг против Духосошественской церкви. В этом месте не было моста. Купец Привалов, имевший дома по обеим сторонам оврага и колокольный завод, на свой счет построил через Глебучев овраг маленький и узенький мостик. Так как по городу по ночам хождение было в прежнее время небезопасно, особенно в глухих местах, около мостов, то Привалов держал на свой счет караул около моста, который на ночь запирался, так что сообщение по нему совсем прекращалось. Этот мостик, как собственность Привалова, получил название Приваловского".

Кстати, первый в Саратове мост был перекинут в 1773 году именно через Глебучев овраг. До этого город вообще не знал мостов.

А что касается "разноколиберной мелюзги всех полунищенских положений", так возмутившей Николая Гавриловича Чернышевского, то это население всегда было во всех российских (и не только лишь российских) городах, безотносительно к тому, есть там овраги или нету.

Зато сегодня тот овраг – одна из настоящих достопримечательностей города. Его постепенно окультуривают и озеленяют, застраивают новыми, приемлемыми в этой ситуации строениями и даже открывают там музеи (в частности, музей художника Павла Варфоломеевича Кузнецова). И очевидно, что на сей день у Глебучего оврага не только занятное прошлое и настоящее, но и весьма интересное будущее.