Саблино, Пустынька и окрестности

Станция Саблино соответствует поселку Ульяновка Тосненского района Ленинградской области. Поначалу и поселок носил гордое название Саблино - в честь речки Саблинки, якобы напоминающей по форме саблю. Но, поскольку здесь в начале прошлого столетия на протяжении двух лет жила ленинская сестра Анна Ильинична с супругом, а также ленинская мама Мария Александровна, да и сам Ленин иной раз гостил в своих родственниц, в 1921 году, еще при жизни Ленина, поселок Саблино переименовали в Ульяновку. А название станции почему-то оставили.
Кстати, близость к столице не делала эту местность привлекательной для дачников. В путеводителе "Куда ехать на дачу?", изданном ближе к концу позапрошлого века, писали: "Саблино (38 в. от Петербурга). Жизнь здесь гораздо дороже городской: да и вообще, на счет продовольствия здесь не везет: воду, например, приходится привозить из города, ручьевую же пить нельзя, так как она мутная, у запруд в ней купаются, полощут и моют белье. Год от году число дачников здесь уменьшается и уменьшается. Дачники жалуются на дороговизну платы за дачи, что происходит, вероятно, оттого, что здешние домовладельцы люди особенно зажиточные и круглый год существуют только тем, что получают с жильцов в летний период".
В здешних окрестностях расположены редкие для пресловутых чухонских болот природные достопримечательности - два водопада и пещеры. Правда, пещеры искусственные - они были вырыты для добычи песка. Пещеры, однако же, получились на славу - только лишь в одной из них, Жемчужной длина ходов составила пять с половиной километров. Между прочим, в одной из пещер как-то раз заблудился известный любитель природы писатель Виталий Бианки.
Но славится этот поселок не только пещерами, а еще и усадьбой Пустынька, принадлежавшей поэту Алексею Константиновичу Толстому. Именно он, в соавторстве с братьями Жемчужниковыми придумал и создал Козьму Пруткова, и большая часть его знаменитых афоризмов была придумана именно здесь, в Пустыньке. Кроме Жемчужниковых у Толстого гостили Фет, Гончаров, Тургенев и другие знаменитости из области литературы.
Толстой гостей любил и уговаривал их, как умел, заехать в эту самую Пустыньку. Вот, например, письмо И. С. Тургеневу: "Стыдно будет, если не заедете в Пустыньку. Ведь это ровно ничего не значит: стоить только Вам взять билет до Саблина (вторая станция от Петербурга). Вы приедете в 1 час пополудни, а на другой день можете выехать в Москву опять-таки в 1 час пополудни, а здесь много хорошего, а именно: рвы, потоки, зелень, комнаты с привидениями, хроники, старая мебель, садовник с необыкновенно крикливым голосом, древнее оружие, простокваша, шахматы".
Помимо комнат с приведениями были еще комнаты с духами традиционно в Пустыньке устраивались спиритические сеансы.
Афанасий Фет писал: "Не стану распространяться о великолепной усадьбе Пустыньке, построенной на живописном правом берегу горной речки… Дом был наполнен всем, что вкус и роскошь могли накопить в течении долгого времени, начиная с художественных шкапов Буля до мелкой мебели, которую можно было принять за металлическую литую. Я не говорю о давнишнем знакомом Василии Петровиче, но и меня граф и графиня несказанной приветливостью и истинно высокой простотой сумели поставить в самые дружеские к себе отношения".
Душой компании был Алексей Жемчужников. Тот же Фет вспоминал: "Невзирая на самое разнообразное и глубокое образование, - вспоминал Фет, - в доме порой проявлялась та шуточная улыбка, которая потом так симпатически выразилась в сочинениях "Козьмы Пруткова". Надо сказать, что мы как раз застали в Пустыньке единственного гостя - Алексея Михайловича Жемчужникова, главного вдохновителя несравненного поэта Пруткова. Шутки порою проявлялись не в одних словах, но принимали более осязательную обрядную форму. Так, гуляя с графиней в саду, я видел в каменной нише огромную, величиною с собачку, лягушку, мастерски вылепленную из зеленой глины. На вопрос мой - "что это такое?" - графиня со смехом отвечала, что это целая мистерия, созданная Алексеем Михайловичем, который требует, чтобы другие, подобно ему, приносили цветов в дар его лягушке. Так я и по сей день не проник в тайный смысл высокой мистерии".
Фет писал про Пустыньку стихи:

В твоей Пустыньке подгородной
У хлебосольства за столом,
Поклонник музы благородный,
Камен мы русских помянем.

Один из гостей Алексея Толстого писал: ""Пустынька" - нечто вроде роскошного замка на берегу реки Тосны, на расстоянии от Петербурга в час с четвертью езды по Московской железной дороге и в четырех или пяти верстах от станции Саблино... Тут, между прочим, встретил я премилую шотландку, мисс Брезе, которая говорит по-русски, хотя и плохо, но понятно. Графиня - женщина очень умная, любезная и хорошо образованная. Все в доме было изящно, удобно и просто. Сама местность усадьбы прекрасна. Едешь к ней по гнусному ингерманландскому болоту и вдруг неожиданно натыкаешься на реку Тосну, окаймленную высокими и живописными берегами. На противоположном берегу ее стоит дом, который таким образом представляет красивое поэтическое убежище".
Алексей Константинович, что называется, душу вложил в обустройство усадьбы. Писал своей возлюбленной: "25 октября 1852 г. Мы посадили перед домом в Пустыньке большой дуб со стороны двора; его перевозили из Никольского (4 версты) в течении трех дней пять пар волов, две пары лошадей и человек сто людей; его все время тащили на салазках, хотя снегу не было, и тащили стоя; тебя бы интересовало это видеть".
Мало кто подобным образом таскал себе деревья.
По одной из версий главный дом усадьбы выстроен был знаменитым Ф. Растрелли, что вдохновило Алексея Толстого на написание стихотворения "Пустой дом":

Стоит опустелый над сонным прудом,
Где ивы поникли главой,
На славу Растреллием строенный дом,
И герб на щите вековой.
Окрестность молчит среди мертвого сна,
На окнах разбитых играет луна.

Сокрытый кустами, в забытом саду
Тот дом одиноко стоит;
Печально глядится в зацветшем пруду
С короною дедовский щит...
Никто поклониться ему не придет -
Забыли потомки свой доблестный род!

Да, Пустынька настраивала на романтический лад. Алексей Толстой писал отсюда даме сердца: "Я проснулся от шума ветра; страшная метель продолжается уже два часа - все кругом бело. Если останется снег и больше не выпадет, можно будет завтра найти медведей и лосей… Не думаю, что я бы пошел их искать… разве только с мыслью приобрести для твоих ног медвежью шкуру".
Антураж располагал.
И уже после смерти Толстого здесь частенько бывал знаменитый философ В. С. Соловьев. Он даже завещал похоронить себя в Пустыньке. Увы, завещание не было выполнено.
Рядышком - дача архитектора и живописца В. А. Липского. С 1919 года на ней размещается Учебно-научная станция Университета.
Станция же Саблино - даром что третьего класса - вошла в историю как первая в России, на которой была установлена система централизации стрелочных переводов. И уж, конечно, здесь не обходилось без занятных железнодорожных происшествий. На сей раз происшествие нравоучительное: "Вчера, 7-го Ноября, утром, в вагон 2-го класса пассажирского поезда, шедшего в Петербург, вошел на станции Саблино 14-летний гимназист сын крестьянина Владимир Шугин. Почувствовав что-то под ногой, Шугин нагнулся и поднял бумажник, в котором кроме визитных карточек, паспорта, векселей и других бумаг оказалось 823 руб. кредитными билетами. Опросив пассажиров вагона, не потерял ли кто бумажник, Шугин убедился, что владельцем бумажника является мещанин города Клина Федор Исаев Лебедев, и тотчас возвратил находку в целости. С своей стороны Лебедев выразил желание поступить по закону и тут же вручил счастливому гимназисту 274 рубля.
- Тут в бумажнике векселей больше чем на шесть тысяч, я разорился бы, если бы нашел бумажник злой человек и, присвоив деньги, разорвал бы документы! - говорил Лебедев".
Эта заметка была напечатана в газете "Петербургский листок" под названием "Находка и награда" - видимо, в назидание другим гимназистам и прочим крестьянским сынам.
А неподалеку находилось еще одно знаменитое имение. "Биржевые ведомости" в 1903 году сообщали: "Саблино. В двух верстах от станции Саблино расположено громадное имение графа Кейзерлинга. Ввиду плохой доходности имения граф Кейэерлинг разбил его на участки земли, а так как имение представляет собой очень красивую местность, то продажа означенных участков идет очень оживленно. С началом лета граф Кейзерлинг приступил к постройке трамвая, который почти уже в настоящее время окончен. С проведением трамвая число покупателей должно значительно увеличиться. В настоящее же время уже более полусотни отстроенных дач и масса строящихся, но не совсем отделанных. В недалеком будущем, благодаря энергии графа, из имения образуется небольшой городок под названием "Городок Александровка графа Кейзерлинга"".
Конка, кстати, была летняя, зимой она не действовала.

(Из книги: Алексей Митрофанов, Москва-Петербург. Станционный путеводитель - КоЛибри, 2013)