Колдовские забавы

Часовня Святого Пантелеймона (Лубянская площадь) построена в 1883 году по проекту архитектора А. Каминского. В 1934 году снесена.

В Москве, в конце Никольской улицы, рядышком с памятником Первопечатнику Ивану Федорову располагалась церковь Троицы в Полях. Она названа в честь специальных полей, на которых устраивались так называемые судебные поединки. То есть, когда следственные и судебные органы не могли справиться со своими прямыми обязанностями, спорщикам предлагалось выйти на те самые поля, и в честном поединке выяснить, кто прав, кто виноват. Считалось, что на этом месте в поединок обязательно вмешается суд Божий, и неправый падет жертвой правого. Возможно, в половине случаев так и бывало.

А рядом с церковью стояла одна из знаменитейших часовен города - святого Пантелеймона. В отличии от большинства таких сооружений, она была гигантская - размером с четырехэтажный дом, и возвышалось над Москвой своим огромным круглым куполом. Внутри часовни были предусмотрены хозяйственные помещения, хоры и даже кельи для монахов. Главной же святыней были мощи великомученика Пантелеймона, принесенные в Москву с Афона в 1866 году.

Эти мощи почитались москвичами как целительные, и в этом отношении не уступали Иверской иконе Божией Матери, хранящейся в часовне пред Воскресенскими воротами. По Москве ходили сведения об исцелившихся мощами Пантелеймона, и святыню уважали даже люди, относящиеся к православию критически. К примеру, Марина Цветаева посвятила ей четверостишие:


На каторжные клейма,

На всякую болесть -

Младенец Пантелеймон

У нас, целитель, есть.


Самое, пожалуй, яркое событие в истории этой часовни произошло в 1895 году. 24 сентября в два часа ночи собралась толпа народу, дожидающаяся открытия часовни. "В числе публики были страдающие разными болезнями, а двое из них, крестьянин Рузского уезда, Орешковской волости, Василий Алексеев, 17 лет, и какая-то женщина страдали припадками и назывались в простонародии "порченными"," - сообщала газета "Московский листок".

Конечно, слово "порченый" никак нельзя назвать диагнозом. Так не слишком образованные люди называли тех, кто, будучи испорченным злым знахарем, страдал припадками - так называемым кликушеством, или же беснованием. Сама болезнь могла быть, например, пляской святого Витта или эпилепсией.

Одна из женщин, некая Наталья Новикова, пожалела бедного Василия и подарила ему яблоко. Тот откусил и сразу же с ним сделался припадок. Он начал кричать, визжать и плакать. Василия немедленно отправили в больницу.

И тут вторая "порченная" заявила, что Наталья все подстроила нарочно, что она колдунья, и припадок у ее соратника по нездоровью начался именно от заговоренного Натальей яблока. В конце концов, народ решил, что так оно и было.

- Бей колдунью! Колоти ведьму! - закричали граждане, пришедшие сюда за исцелением. И ее действительно начали бить, притом весьма жестоко.

К счастью, несмотря на ранний час, мимо проходил некий сын статского советника. Он вырвал несчастную из озлобленной толпы и потащил ее к Лубянской площади. А за ним бежали инвалиды и кричали:

- Бей его, чтобы не заступался в другой раз! Отнимай и бей колдунью!

К счастью, на площади стоял городовой, который быстренько навел порядок. А сердобольную Наталью Новикову доставили в лечебницу, "где по осмотру у ней оказались на всем лице, голове, руках и ногах кровь, ссадины и темно-багровые пятна".

Часовню Пантелеймона закрыли в 1932 году, и снесли в тридцать четвертом. А массовых, можно сказать, публичных самосудов над колдуньями теперь уж, слава богу, не бывает. И нам остается лишь поздравить себя с этим достижением.