Петр Архангельский

Ближе к концу позапрошлого столетия в Архангельске стала витать идея постановки памятника Петру Великому. Первым ее озвучил губернатор, господин Сосновский.

Он говорил: "Для города Архангельска юбилей Полтавской победы, как и всякое событие, связанное с памятью Петра I приобретает особенное значение. Оценив с гениальною прозорливостью исключительное в торговом отношении положение города Архангельска при устье могучей реки, у входа в открытое, единственное всецело русское Студеное море, Петр Великий, прежде чем прорубить окно в Европу у Ботнического залива, открыл широкие ворота для нашей международной торговли в Архангельске… Высоко чтя память Великого Императора, так много и так плодотворно поработавшего для нашего Севера, население города Архангельска, между прочим, с особенной торжественностью отпраздновало 30 мая 1872 года двухсотлетие со дня рождения Петра I. Хочется думать, что и в предстоящий в июне сего года 200-летний юбилей Полтавской победы, решившей судьбу нашего Отечества и, в частности, освободившей навсегда наше поморье от набегов неприятеля, будет достойно ознаменован в городе Архангельске".

Тот же господин Сосновский обратился к городскому голове Якову Лейцингеру. Он сообщал: "В настоящее время представляется редкий случай приобрести для г. Архангельска за ничтожную сравнительно цену статую Императора Петра I-го по модели знаменитого (ныне покойного) Антокольского… Две статуи отливаются сейчас в его парижской мастерской… Узнав случайно об этом, я обратился в Париж к племяннику покойного скульптора с запросом, не согласится ли он заодно принять заказ на третий экземпляр бронзовой статуи Петра Великого для г. Архангельска. На днях мною получен ответ, что означенная статуя могла бы быть изготовлена и доставлена в С.-Петербург в трехмесячный срок за 50 000 рублей… Затратив около 7 000 рублей, можно было бы соорудить… великолепный памятник Петру Великому, который явился бы украшением нашего бедного художественными сооружениями города".

Выбор был удачным. Антон Павлович Чехов, будучи в Италии, с ним познакомился и там же уговорил мэтра выполнить заказ для неизвестного Марку Матвеевичу Таганрога. Работал он над статуей там же, в Италии. При этом постоянно посылал в Россию письма приблизительно такого плана: "Пожалуйста, узнайте хорошенько, носил ли Петр плащ? Пришлите мне те эстампы, которые сделаны с петровских монет".

Результат превзошел ожидания. Сам Чехов писал: "Это памятник, лучше которого не дал бы Таганрогу даже всесветский конкурс, и о лучшем даже мечтать нельзя"

В 1914 году архангельская статуя была торжественно открыта. А писатель И. Бражнин, архангелогородец вспоминал: "Ставился на береговом угоре превосходный, в натуральную величину памятник Петру Первому работы М. Антокольского.

К слову сказать, тогда еще стоял близ того места на Набережной некрашеный деревянный домик Петра, в котором он будто бы жил во время своих трех наездов в Архангельск и который, по преданию, им самим и был срублен.

В мое время домик был еще в сносном состоянии, и по не слишком просторным комнаткам его можно было ходить без опаски, хотя половицы под ногами уже изрядно поскрипывали.

После того, как был поставлен памятник Петру, домик для защиты от непогод заключили в красный кирпичный футляр, который и простоял до тридцать третьего года, когда футляр разобрали на кирпичи, а самый домик увезли в подмосковное село Коломенское, где он стоит и по сей день".

Один из современников писал о домике: "Находящийся в городе Архангельске домик Петра Великого имеет всего четыре комнаты, кроме передней, коридора и кухни; наибольшей из комнат является передняя, в ней четверо дверей, а вместо окон - два небольшие отверстия у входной двери, каждое вершков в пять в диаметре. Налево от входа находится комната без печи, с шестью небольшими окнами, направо - комната с печью и с двумя окнами, рядом с ней маленькая комнатка с одним небольшим окном, из этой комнаты длинный темный коридор ведет в кухню с битой печью. В коридоре имеются посредине две двери: одна ведет в переднюю, а другая в прирубленную к зданию сзади комнату с шестью окнами, из коих два парные. Высота комнат немного более сажени, и поднятая рука достает потолок; в двери приходится входить нагибаясь, так как высота их около двух аршин. В оконных рамах по шести небольших стекол, величина рам в четыре и пять четвертей. Комнаты выбелены известкою и в них кроме двух старинных икон, писанных на досках, ничего нет".

Так что главной достопримечательностью домика были все таки окна и печи.

Домик пользовался популярностью. Некоторые архангелогородцы даже называли его уважительно - дворец. Но, разумеется, ни на какой дворец эта хибарка не была похожа.


* * *

Кстати, за несколько лет до открытия статуи в городе произошли некоторые перемены, связанные с памятью об императоре Петре Великом. В частности, некто П. Белавенец провел научное исследование и с его результатами выступил в Обществе изучения Русского Севера, Он доложил: "Царь пожаловал три флага, из которых первый - большой "флаг царя Московского" и два с Иерусалимскими крестами...

Хранящийся в Архангельске флаг царя Московского является по нынешним понятиям штандартом Российского Государя и первым из подымавшихся когда-либо на судне флагом Российского Самодержца...

По соизволению Его Императорского величества я составляю исследование о государственном царском и императорском штандарте-флаге, которое я имел честь 13 апреля докладывать его Величеству, а потому Государю Императору благоугодно было пожелать мне привезти, для представления Его Величеству, подлинный флаг царя Петра Великого".

Интерес государя к штандарту закончился для жителей Архангельска плачевно. В 1910 году газеты сообщали: "В г. Архангельск прибыл капитан-лейтенант П. И. Белавенец по Высочайшему повелению Его Императорского Величества Государя Императора за подлинным флагом Царя Московского, хранящимся в Архангельском кафедральном соборе. Флаг этот император Петр Великий, еще будучи царем Московским Петром Алексеевичем, поднимал на своем струге в первое свое прибытие в г. Архангельск в 1693 году. Этот флаг царь пожаловал при обратном отправлении в Москву вместе со стругом и со всей корабельной снастью архиепископу Афанасию, который всегда являлся одним из самых видных помощников царя Московского в Архангельском крае как в гражданском, так и в военном деле".

Проводы штандарта были пышными: "В четверг, 6 сего мая, в кафедральном соборе Преосвященным Епископом Михеем была совершена божественная литургия, а после нее благодарственное Господу Богу молебствие по случаю дня тезоименитства Его Императорского Величества Государя Императора, по окончании какового, при произнесении многолетия Государю Императору, с судов, стоявших на рейде против собора, был произведен пушечный салют в 21 выстрел...

По окончании молебствия флаг этот Преосвященным был окроплен св. водою, а затем торжественно вынесен из собора боцманом, в сопровождении двух флотских офицеров, на площадь к домику Петра Великого, где к этому времени были выстроены шпалерами войска местного гарнизона во главе с почетным караулом от флотского полуэкипажа.

При звуках петровского марша войска взяли на караул и затем в предшествии "флаг-штандарта" прошли церемониальным маршем на Соборную пристань к ожидавшему военному пароходу "Кузнечиха", на который, при звуках того же марша, и был установлен флаг. После сего "Кузнечиха" плавно отошла от пристани на вокзал, увозя с собой одну из наиболее драгоценных реликвий, связанных с памятью о посещении Императором Петром Великим г. Архангельска в 1693 году. Флаг сопровождали командир флотского полуэкипажа, капитан I ранга Ю. П. Пекарский с почетным караулом, а также капитан-лейтенант П. И. Белавенец, которому поручено доставить этот флаг в С.-Петербург.

На вышеописанном торжестве присутствовали, во главе с Его Превосходительством г. Начальником губернии, почти все гражданские чины и масса публики".

Особенно не афишировалось, но понятно было: флаг уезжает навсегда.

А спустя всего лишь год газета под названием "Архангельск" извещала: "все указы и бумаги, находящиеся в архиве Архангельского губернского правления и относящиеся к эпохе царствования императора Петра Первого, будут отправлены в Петербург. Рукописи же и вообще материалы, относящиеся к жизни М. В. Ломоносова, будут сосредоточены в предполагаемом к устройству Ломоносовском музее".

Так что памятник Петру, к тому же копия, был слабой компенсацией за то, что у Архангельска отняли, обозвав к тому же это вероломное изъятие "торжеством".

 
Подробнее об истории города  - в историческом путеводителе "Архангельск. Городские прогулки". Просто нажмите на обложку.