Николай Григорьев: колбасный король, который умер от голода

В 1918 году у Николая Григорьевича отобрали все. Не только колбасный завод и дома – вообще все имущество. Он переехал в родную деревню, но не по собственной воле – его туда, фактически, сослали. При этом запретили иметь свою недвижимость, даже арендовать ее.Пожилой человек был вынужден, фактически, скитаться, просить милостыню. Дочь его бывшего приказчика вспоминала впоследствии: «Приходил к нам старичок, худой, оборванный, босой, и просил покушать».

 За что московского "колбасного короля" причислили к лику святых. Мой текст на портале "Милосердие".

 https://www.miloserdie.ru/article/nikolaj-grigorevich-grigorev-kolbasnyj-korol-kotoryj-umer-ot-goloda-i-stal-svyatym/

Добрый и беспощадный психиатр Ганнушкин

 Ганнушкин даже дома, над родными постоянно экспериментировал. Садился, например, пить чай, а сыну Алексею велел перед ним ходить из стороны в сторону. И приговаривал: «Понапрасну, Лешка, ходишь, понапрасну ножки бьешь, ничего ты не получишь, дураком домой пойдешь». Наблюдал за реакцией человека, когда его дразнят.

 Петр Ганнушкин: психиатр без границ. Мой текст на портале "Милосердие".

 https://www.miloserdie.ru/article/dobryj-i-besposhhadnyj-doktor-gannushkin-pered-nim-preklonyalas-vsya-moskva/

Вера Фирсанова, хозяйка лучших московских бань

 А потом случилась революция. Веру Фирсанову, богатую домовладелицу, предпринимательницу, меценатку и благотворительницу поселили в комнатенку в коммуналке на Арбате. Будто бы насмехаясь, в одном из ее бывших домов. А может быть, и правда, насмехаясь.

 На фоне этого переселения еще одной насмешкой выглядело переименование Соколовского переулка в Фирсановский – он носил имя благотворительницы с 1922 по 1925 годы.

 Чувство юмора у комиссаров, как в то время называли представителей советской власти, было, мягко говоря, своеобразным. Спасибо, что не расстреляли.


 Судьба Веры Фирсановой - хозяйки Сандуновских бань, богачки и благотворительницы, "савраски без узды". Мой текст на портале "Милосердие".

 https://www.miloserdie.ru/article/vera-firsanova-blagotvoritelnost-byla-u-nee-v-krovi/

Легендарная Тургеневская читальня: история открытия

 Разумеется, в библиотеку постоянно шли пожертвования от других лиц, не только от Морозовой. Притом самые разнообразные. К примеру, некто господин Пясецкий передал «Наглядную таблицу всемирной истории» и выразил надежду, что ее повесят на стене, поскольку «по своей величине она неудобна для выдачи».

 Не все, конечно, было идеально. Заведующая читальней Е.В.Власова писала городским властям, что посетители «небрежно обращаются с выданными марками от платья», то есть, гардеробными номерками.

 Вряд ли тут был коварный умысел – скорее всего, просто отсутствие опыта.


 Тургеневка: первая в стране бесплатная общедоступная читальня. Благотворительный дебют Варвары Морозовой. Мой текст на портале "Милосердие".

 https://www.miloserdie.ru/article/legendarnaya-turgenevka-blagotvoritelnyj-proekt-morozovskoj-vdovy/

Чехов: «Я стараюсь кровохаркать тайно от своих»

 22 июля 1904 года гроб с телом Чехова прибыл в Москву, на Николаевский вокзал, в специальном железнодорожном холодильнике для перевозки устриц. На нем так и было написано: «Устрицы».

 Эти «устрицы» донельзя уязвили русскую интеллигенцию. «Московские ведомости» писали: «Маневровый паровозик, выплевывая пар и копоть, притащил к перрону долгожданный и печально знаменитый вагон номер Д-1734 с надписью, которая оскорбляет каждого нормального человека».

 Хотя на самом деле ничего обидного в этих «устрицах» не было. Понятно, что никто там не готовился заранее к смерти пациента из России и не мастерил на этот случай специальный транспорт. Следовало поторапливаться, вот и арендовали первый попавшийся вагон-холодильник.


 Писатель Чехов и его болезнь: кто кого сборет. Мой текст на портале "Милосердие".

 https://www.miloserdie.ru/article/chehov-ya-starayus-krovoharkat-tajno-ot-svoih/

Груня Сухарева: первооткрывательница аутизма

 Затем было еще пять мальчиков, обладавших «аутичными чертами». Груня Ефимовна заинтересовалась этим феноменом, стала выделять их из потока юных пациентов. При внешней схожести поведения, каждый обладал неким своим талантом. Один прекрасно играл на скрипке. Другой был прирожденным сказочником – придумал целый мир своих друзей, живущих в печке. Третий не запоминал лица людей, но обладал феноменальной памятью на числа.

 У каждого из них высокий уровень интеллекта сочетался с очень слабой моторикой. И все они были невероятно чутки и ранимы. У одного мальчика случился нервный срыв просто от того, что он увидел похоронную процессию на улице.

 Так Груня Сухарева совершила свое главное открытие, благодаря которому вошла в историю.


 Великий детский психиатр Груня Сухарева. Мой текст на портале "Милосердие".

 https://www.miloserdie.ru/article/grunya-suhareva-pervootkryvatelnitsa-autizma/

Сельский доктор Тезяков

 В городе Ольвиополе произошел комичный случай. К Тезякову на улице подошел обыватель:

 – Здравствуйте, вы меня, наверное, не помните, вы мою жену от холеры лечили, но не вылечили, она умерла… Нет, я все понимаю, болезнь очень сложная, вы очень старались… Вы потом еще сделали у меня в доме дезинфекцию, сожгли все холерные вещи и неплохо за них заплатили. Так я эти деньги пустил в дело, и теперь у меня своя торговля, красивая молодая жена, и все это благодаря вам. Большое вам спасибо, доктор!


 Приключения земского врача Николая Тезякова. Мой текст на портале "Милосердие".

 https://www.miloserdie.ru/article/selskij-doktor-tezyakov-ego-lyubili-krestyane-pravda-snachala-hoteli-ubit/

Владимир Короленко "Поменьше свирепости, господа!"

 Чего только ни видел Короленко за три месяца своей поездки. Абсолютно несъедобный хлеб, который голодающие делали из просяной мякины: «Оно и вовсе бы ничего, – говорила крестьянка, – да во рту больно шумит. Муки мало добавишь, все щеки опорет». 

 Этот хлеб в буквальном смысле слова царапался во рту – кололся, резался. 

 Видел умирающих, которые с голодухи переели лебеды: «У кого картофель есть, те еще туда-сюда, сколько-нибудь дышат, а от лебеды, господин, крепости в желудке никакой не бывает». 

 Видел пятилетних карапузов, которые неумело выпрашивали милостыню: «Чай, матка-то и не чаялась этаких ребенков за милостыней посылать… А довелось… И молиться-то путем еще не умеют… Ну, что этакой клоп соберет». 

 Видел детей, умирающих от такого питания, и родителей, спокойно наблюдающих за их угасанием. 


 Как писатель Короленко открывал бесплатные столовые для голодающих. Не Псой Короленко, а Владимир Галактионович. Мой текст на портале "Милосердие".

 https://www.miloserdie.ru/article/pomenshe-svireposti-gospoda-nuzhno-nauchitsya-videt-narodnoe-gore-tam-gde-ni-odna-mat-ne-sela-eshhe-svoego-rebenka/

Доктор Громашевский: создатель теории эпидемиологии и хитрец на пользу дела

 Левко, как его обычно называли близкие, поступил сначала на физмат одесского университета, а затем перевелся на медицинский. И вступил в РСДРП – тогда среди студентов это было модно.

 Игра в революцию затянулась. Три ареста, ссылка в Оренбургскую губернию, побег. Что дальше? Дальше матерый – с точки зрения правительства – уголовник под чужим именем вновь поступает в университет. Ему, видите ли, охота завершить образование.

 Просто толстовский Филиппок. Какая-то пародия на преступность.

 Спустя несколько месяцев Льва Громашевского разоблачают. Новая тюрьма, суд. Сами судьи в растерянности – очень уж странный им попался рецидивист. Наказание достаточно мягкое – ссылка в Архангельскую губернию, в Пинегу, под свинцовое, низкое небо, под полицейский надзор.


 Эпидемиолог Громашевский: доброжелательный авантюрист. Мой текст на портале "Милосердие".

 https://www.miloserdie.ru/article/doktor-gromashevskij-sozdatel-teorii-epidemiologii-i-hitrets-na-polzu-dela/

Казимир Малевич и его парк

 В начале XX века в Немчиновке построил дачу Леонид Форштрем, один из московских шоколадных королей. Он был владельцем фирмы «Л. Форштрем» и конкурировал с такими великанами, как фабрики Эйнема и Сиу. Фирменный магазин Форштрема размещался в самом начале Тверской улицы, на месте нынешнего дома № 9. Именно там красовался его торговый знак – кружок, а в нём краткое описание: «Л. Форштрем. Кофе, шоколад, какао. Фирма существует с 1859 года».

 А интрига состояла в том, что после революции Форштрем вместе с семьёй переехал в Париж. Однако советское правительство уговорило Леонида Юрьевича вернуться: остро требовались опытные, как их тогда называли, спецы. Форштрем согласился, но, поскольку всё давно уже было национализировано и хозяев не имело, его направили на фабрику Эйнема, тогда уже «Красный Октябрь».

 До революции ему и в страшном сне не привиделось бы, что он станет старательно, с полной отдачей налаживать производство на фабрике своего главного конкурента.

 В наши дни о Леониде Юрьевиче в Немчиновке осталась память – пруд Форштрем.


 История Немчиновки и Парк Малевича. Мой текст в газете "На Рублевке и на Новой Риге".

 https://rr-life.ru/news/history/malevich-i-ego-park-/

Загрузить еще