В мире животных
Примерно сотню лет назад московский мир животных вовсе не ограничивался кошками, собачками, птичками в клетках и рыбками в аквариумах. Этот мир был более многообразен и, соответственно, опасен. Да, и сейчас вполне возможно, что в кого-то вцепится спятивший бультерьер или котеночек стащит печенку со стола. Но в Москве тогдашней опасности от братьев меньших подстерегали жителей гораздо чаще.
Конечно, самыми распространенными были несчастья, связанные с лошадьми. Зверь, мягко говоря, не крошечный, при этом встречается чуть не на каждом шагу. Этот вид транспорта был чреват не менее, чем современные автомобили. Вот, например, крестьянин Колобов прямо в центре Москвы, на Маросейке, решил дать свой лошади кусочек сахару. А та неосторожно откусила ему палец на руке. Колобова отвезли в Яузскую больницу.
А другой крестьянин, Евстигнеев, выезжал на свой лошади из одного двора в районе улицы Каретный ряд. Лошадь чего-то испугалась и ударила хозяина задними ногами, "причинив ему сильное поранение лица и раздробление челюстей". Владельца лошади, опять же, госпитализировали.
Бывали случаи и пострашнее. Как-то во дворе Ивановского монастыря лошади, запряженные в карету вдовы одного генерал-лейтенанта с испугу рванули в сторону низенькой каменной арки. Кучер ударился об арку головой, и в результате "череп несчастного разлетелся вдребезги; верхняя часть его отлетела от кареты на два аршина; смерть последовала моментально".
Иной раз неприятности с животными носили трагикомический характер. Вот, например, такое сообщение: "На крестьянина Веневского уезда, Макара Матвеева, живущего на Садовой улице, в доме Костина, бросился принадлежащий домовладельцу боров и укусил его за ногу. Об освидетельствовании борова сообщено ветеринарному врачу".
А "со двора дома Нижегородцева в Доброслободском переулке, выбежал принадлежащий домовладельцу козел, который, догнав проходившую по улице солдатку Пронского уезда Марию Игнатову, 57 лет, толкнул ее рогами так сильно, что Игнатова, упав на мостовую, получила ушибы лица и правого глаза. Пострадавшей подано медицинское пособие".
Не повезло также детям госпожи Карачаевской-Волк. Старшая дочка Наталья шла по Долгоруковской улице, при этом на одной руке держала свою пятимесячную сестру Анну, а другой рукой вела своего брата Сергея, трех лет от роду. Но неожиданно из дома выскочили два злобных гусака лавковладельца Жемина и Наталье прокусили до кости правую ногу, а Сергею – правую же руку. Естественно, лавковладельца привлекли к ответственности за недосмотр за своими доблестными птицами.
Сотню лет назад Москва была не слишком большим городом, вокруг росли леса, а значит, иногда в центр нашего родного города забредали всяческие дикие животные. Эти истории, опять же, не всегда заканчивались благостно. К примеру, ночной сторож Петр Клюев как-то раз увидел, что прямо по Машкову переулку (рядом с Чистыми прудами) бежит лиса. Доблестный сторож бросился лису ловить и все-таки поймал, но дикий зверь здорово искусал ему правую руку. Сторожа вылечили, а лису поместили в Зоологический сад.
А иной раз неприятности случились и от экзотических животных. Например, в одном из переулков, рядом с Новодевичьим монастырем некая дама содержала обезьянку. Она души не чаяла в своей воспитаннице и позволяла ей свободно разгуливать по улице. Обезьянка же, не будучи животным благородным, драла соседских куриц, голубей, могла и незнакомого ребенка исцарапать. "Владелице обезьянки не мешало бы поубавить свою нежность к животному и, не дожидаясь дальнейших его "проказ", запереть в клетку," – возмущались газеты.
Впрочем, и люди часто досаждали не повинному ни в чем зверью. Например, во время одного народного гулянья на Девичьем поле, некий пьяный господин каким-то образом забрался на верблюда и ни за что не соглашался с него слезть. Господина, разумеется, в конце концов силком стащили, но вряд ли гордое животное было в восторге от такого происшествия.