Муромлянин Муромец

Много-много лет не утихают споры - как называются жители города Мурома. Подобное бывает со многими русскими, да и не русскими тоже, городами. Но именно для Мурома подобный спор имеет значение особенное, можно сказать, жизнеполагающее.

Наиболее научным принято считать название "муромляне". Почему именно так - непонятно. Откуда взялась буква "л"? Где аналоги? Да, существуют смоляне - но там эта "л", что вполне очевидно, осталась от слова "Смоленск". И по аналогии со Смоленском следовало бы говорить "муромяне" или вообще "муромняне". Понятно, что слово "муромляне" звучит гораздо приятнее. Но ежели мы исключительно из соображений приятности станем вставлять где ни попадя свои любимые буквы, то можно очень далеко зайти, куда, как говорится, Макар телят не гонял.

Есть еще вариант - муромчане. Он гораздо проще и понятнее, он начисто лишен какой-либо загадки, он скорее свойственен жителям молодых поселений, не имеющих ярко выраженных исторических корней, не вписавших себя в контекст прошлого в качестве представителя населенного пункта. Реутовчанин, чеховчанин, амурчанин, ангарчанин, копейчанин (житель города Копейска). Да, существуют исключения, и подобные конструкции приобретают жители городов исторических, прославленных - коломчанин, азовчанин, ставропольчанин. Но это все таки скорее исключения.

Жизнеполагающим же этот спор делает третий вариант, самый распространенный среди жителей города и наименее распространенный за его пределами - муромцы. Действительно, ведь жил же Илья, прозванный по месту своего рождения Муромцем. Ведь по месту рождения, правильно, не по чему же другому?

А муромец сегодня - имя нарицательное. Больше, чем просто уроженец города. Это богатырь, это среднерусский Дартаньян, он едет посреди густого леса с поверженным Соловьем-разбойником на поводке, дабы перед престолом киевского князя делом доказать, что он ничуть не хуже Арамиса, Атоса и Портоса вместе взятых, и что о нем еще заговорят, и что его еще канонизируют, и день святого Ильи Муромца будут отмечать 1 января, будто бы он и не простой святой, а целый Дед Мороз.

И таким образом, приняв эту версию наименования жителей Мурома, мы тем самым как бы распространяем эти исключительные достоинства на все 110 тысяч жителей, включая детей, стариков, алкоголиков, жуликов, ну, в общем, понятно.

110 тысяч среднерусских Дартаньянов, каждый держит на веревке персонального побежденного Соловья-разбойника, и среди них старухи, жулики, коллекторы, таксисты, ну, в общем, понятно.

И если в результате спора полностью побеждает именно эта версия, то самосознание жителей Мурома улетает в такие космические высоты, куда не то, что Макар телят не гонял - откуда вообще не возвращаются.

Страшно представить себе это вознесение. Одно лишь утешает - за всю историю существования науки топонимики, ни один спор, касающийся этнохронимов (то есть названий жителей определенной местности) так и не был решен окончательно и бесповоротно.