Здесь находятся мои тексты, посвященные Москве и ее жителям. При этом под Москвой я подразумеваю не город в нынешних административных границах, а территорию, ограниченную МКАД. Для меня так логичнее.
 

Нынешняя Москва – чрезвычайно чистый город. Особенно ежели сравнивать с ситуацией на конец девятнадцатого века.

 

В 1916 году газета "Русские ведомости" сообщила: "Вчера в Тюфелевой роще, за Симоновым монастырем, проходила закладка первого в России автомобильного завода… Весной должен быть выстроен уже первый автомобиль". Началась история одного из крупнейших и самых загадочных автомобильных заводов Москвы.

 

Трудно переоценить роль этого транспорта в жизни россиянина - и горожанина, и, еще больше, жителя сельской местности. Мы с ним сталкиваемся ежедневно, и даже не задумываемся о том, что у него может быть своя история и даже свой характер. Вы уже догадались, что это автобус.

 


Тяжелая громада РГБ (Российской государственной библиотеки, бывшей “Ленинки”) монументально настолько, что кажется, оно здесь было всегда. Тем не менее, на этом месте еще сравнительно недавно помещалось здание главного архива Министерства иностранных дел, одного из престижнейших учреждений дореволюционной Москвы.

 


Москвичи в ужасе обменивались сплетнями. "Там детей заставляют заниматься онанизмом!" "Дети там ходят голые и трогают друг друга!" "Эти дети в два года все знают про секс!"

Москвичи обсуждали не тайный притон, а образцовый детский сад, который находился в самом центре города.

 

До революции в России существовал довольно странный парадокс. В средних учебных заведениях (гимназиях, к примеру, или бурсах) часто учились лет до восемнадцати, а то и двадцати. Не удивительно, что гимназисты ближе к старшим классам становились, мягко скажем, шалунами - подобная традиция кого угодно в состоянии с ума свести.

 

В Берлине супруги познакомились с демонической личностью - Рудольфом Штейнером. Сейчас ему сидеть бы за решеткой за создание тоталитарной секты. Но в 1912 году австрийский доктор философии, мистик и ясновидящий спокойно ездил по Европе и вербовал себе последователей. Он был ни много, ни мало духовным учителем антропософского общества. Андрей Белый не смог остаться равнодушным к этому проекту.

 

Казалось бы, судьба Сережи Боткина была предрешена. В семье его считали туповатым. Еще бы - к девяти годам он едва научился складывать слова из букв. Отец горевал: "Что с этим дураком делать? Остается одно - отдать его в солдаты".

 

За этими стихами нет нужды ходить в библиотеку или в книжный магазин. Они сопровождают тебя всюду, они стали частью города Москвы, да и других российских городов.

 

В 1861 году часть тогдашней Останкинской дубравы, вместе с усадьбой Петровско-Разумовское, перешло в собственность сельскохозяйственной академии. Рощу стали постепенно вырубать под дачное строительство и, одновременно, пробивать в ней просеки для отдыхающих. Здесь даже хотели разместить московский зоопарк. Но власти смутила удаленность от города.

 

13 сентября 1812 года состоялся исторический совет в Филях. На нем полководец Михаил Кутузов принял одно из самых парадоксальных решений в истории военного дела - сдать врагу второй по значимости город в государстве и как раз благодаря этому развернуть ход войны и вскоре завершить ее безоговорочной победой.

 

Братцево – одна из самых малоизвестных московских усадеб. И вместе с тем она - одна из самых древних и самых красивых. Братцевский дворец расположен на живописном холме неподалеку от станции "Планерная". Собственно, своему местоположению усадьба и обязана тем, что ее мало кто знает. От центра очень далеко, но и не Подмосковье. Так, полоса отчуждения МКАД.

 

В детстве моим любимым развлечением было Географическое лото. Оно так и назвалось - с большой буквы, без кавычек. Как и прочие настольные игры из разряда "развивающих", оно было в картонной коробке и крышкой. Скверного качества картон, обклеенный такой же плохонькой бумагой.