Здесь находятся мои тексты, посвященные Москве и ее жителям. При этом под Москвой я подразумеваю не город в нынешних административных границах, а территорию, ограниченную МКАД. Для меня так логичнее.
 
Нынешняя Москва – чрезвычайно чистый город. Особенно ежели сравнивать с ситуацией на конец девятнадцатого века.
 
В 1916 году газета "Русские ведомости" сообщила: "Вчера в Тюфелевой роще, за Симоновым монастырем, проходила закладка первого в России автомобильного завода… Весной должен быть выстроен уже первый автомобиль". Началась история одного из крупнейших и самых загадочных автомобильных заводов Москвы.
 
Трудно переоценить роль этого транспорта в жизни россиянина - и горожанина, и, еще больше, жителя сельской местности. Мы с ним сталкиваемся ежедневно, и даже не задумываемся о том, что у него может быть своя история и даже свой характер. Вы уже догадались, что это автобус.
 

Тяжелая громада РГБ (Российской государственной библиотеки, бывшей “Ленинки”) монументально настолько, что кажется, оно здесь было всегда. Тем не менее, на этом месте еще сравнительно недавно помещалось здание главного архива Министерства иностранных дел, одного из престижнейших учреждений дореволюционной Москвы.
 

Москвичи в ужасе обменивались сплетнями. "Там детей заставляют заниматься онанизмом!" "Дети там ходят голые и трогают друг друга!" "Эти дети в два года все знают про секс!"
Москвичи обсуждали не тайный притон, а образцовый детский сад, который находился в самом центре города.
 
До революции в России существовал довольно странный парадокс. В средних учебных заведениях (гимназиях, к примеру, или бурсах) часто учились лет до восемнадцати, а то и двадцати. Не удивительно, что гимназисты ближе к старшим классам становились, мягко скажем, шалунами - подобная традиция кого угодно в состоянии с ума свести.
 
В Берлине супруги познакомились с демонической личностью - Рудольфом Штейнером. Сейчас ему сидеть бы за решеткой за создание тоталитарной секты. Но в 1912 году австрийский доктор философии, мистик и ясновидящий спокойно ездил по Европе и вербовал себе последователей. Он был ни много, ни мало духовным учителем антропософского общества. Андрей Белый не смог остаться равнодушным к этому проекту.
 
Казалось бы, судьба Сережи Боткина была предрешена. В семье его считали туповатым. Еще бы - к девяти годам он едва научился складывать слова из букв. Отец горевал: "Что с этим дураком делать? Остается одно - отдать его в солдаты".
 
За этими стихами нет нужды ходить в библиотеку или в книжный магазин. Они сопровождают тебя всюду, они стали частью города Москвы, да и других российских городов.
 
В 1861 году часть тогдашней Останкинской дубравы, вместе с усадьбой Петровско-Разумовское, перешло в собственность сельскохозяйственной академии. Рощу стали постепенно вырубать под дачное строительство и, одновременно, пробивать в ней просеки для отдыхающих. Здесь даже хотели разместить московский зоопарк. Но власти смутила удаленность от города.
 
13 сентября 1812 года состоялся исторический совет в Филях. На нем полководец Михаил Кутузов принял одно из самых парадоксальных решений в истории военного дела - сдать врагу второй по значимости город в государстве и как раз благодаря этому развернуть ход войны и вскоре завершить ее безоговорочной победой.
 
Братцево – одна из самых малоизвестных московских усадеб. И вместе с тем она - одна из самых древних и самых красивых. Братцевский дворец расположен на живописном холме неподалеку от станции "Планерная". Собственно, своему местоположению усадьба и обязана тем, что ее мало кто знает. От центра очень далеко, но и не Подмосковье. Так, полоса отчуждения МКАД.
 
В детстве моим любимым развлечением было Географическое лото. Оно так и назвалось - с большой буквы, без кавычек. Как и прочие настольные игры из разряда "развивающих", оно было в картонной коробке и крышкой. Скверного качества картон, обклеенный такой же плохонькой бумагой.
 
Самым популярным домашним животным является кошка. По статистике, более 70 процентов россиян, имеющих домашнее животное, держат именно кота или кошку. Мировая статистика не слишком отличается от нашей. Второе и третье места делят собаки и аквариумные рыбки.
 
Слово "галстук" немецкого происхождения. Оно означает "платок". Действительно, первое время галстук был не столько украшением, сколько функциональным предметом одежды. Он был широким, теплым, и его повязывали, чтобы шею не продуло.
 
После революции значимость этого дворца повысилась неоднократно. Здесь, в частности, обосновалось УЛИСО - Управление личного состава флота. В УЛИСО служила знаменитая Лариса Рейснер. Тут же она и проживала.
 
"По улице моей который год", "Со мною вот что происходит", "А напоследок я скажу" - это все Белла Ахатовна Ахмадулина. Множество прекрасных стихов, сценарии, актерские работы. Белла Ахмадулина прожила 73 года и скончалась в 2010 году. А ее первый муж, поэт Евгений Евтушенко умер 1 апреля 2017 года, не дожив 9 дней до ее восьмидесятилетнего юбилея.
 
Нынешний храм Христа Спасителя является своего рода храмом, поставленном в память о храме.
 
Этот дом, неоднократно перестраиваемый с момента своего появления на свет, в 1889 году приобретает адвокат Шубинский, более известный как супруг актрисы Марии Ермоловой. Здесь бывало множество известных личностей, в первую очередь, из артистического мира - Т. Л. Щепкина-Куперник, А. И. Южин, К. С. Станиславский, В. И. Немирович-Данченко, Ф. И. Шаляпин и многие другие.
 
Детство артиста и поэта Владимира Семеновича Высоцкого прошло в доме № 15 по Большому Каретному переулку. Он обозначил этот факт в своей известной песне.
 
Здание Благородного собрания (Большая Дмитровка, 1) построено в 1787 году по проекту архитектора М. Казакова.
 
По неписанному правилу те, кто берет горячее (а как его не взять, оно же вкусное и не сказать, чтоб очень дорогое?) могут приносить свои напитки. Хоть самогонку деревенскую, хоть двенадцатилетний бурбон - никому до этого нет дела. Просто сказать, чтоб рюмку дали. Вот и все.
Репортаж о московской шашлычной "Домбай", написанный в 2007 году.
 
При Петре Великом здесь, на территории Рязанского подворья действовала Тайная канцелярия. При Екатерине Второй - тайная экспедиция, в которой заправлял Степан Шешковский - личность полулегендарная и не сказать, чтоб очень светлая. Славился тем, что сам любил хлестать кнутом подследственных. И запросто хлестал - и Пугачева, и Радищева и Новикова.
 
Городские власти поступили радикально - в один прекрасный день купечество явилось на свои рабочие места и обнаружило их запертыми и под тщательной охраной. Один предприниматель, из славного рода Солодовниковых вообще не выдержал такой напасти и зарезался в Архангельском соборе. К счастью, прочие его коллеги оказались более устойчивыми к потрясению.
 
Мамонтов был главным компаньоном этого предприятия, и замышлял некий невиданный в Москве культурный центр с театром, рестораном, картинными галереями и даже катком. Гостиница все же была впоследствии отстроена, но при других владельцах и во вполне традиционном духе.
 
Студенты университета были люди уникальные. С одной стороны - романтические, образованные, и не чуждые разнообразных искусств. А с другой - лихие, энергичные, довольно озорные и при этом выпивохи. Увы, иной раз это сочетание приводило к самым разным и подчас трагическим последствиям - даже стрезва. То и дело с университетскими студентами случались всяческие колоритные истории.
 
Мариинское училище располагалось в здании усадьбы генерал-майора А. Дурасова и почиталось как одно из лучших в городе Москве. В нем воспитывалось около трех сотен девушек, в большинстве своем дворянского происхождения. Образование давали основательное - каждая девица обучалась восемь лет.
 
Эта статуя монументальна до мозга костей. С формальной точки зрения, она - всего лишь бюст. Однако, бюст, который вместе с постаментом весит 160 тонн (для сравнения, средний слон весит всего четыре тонны).
 
Часы на Спасской башне появились лишь в конце шестнадцатого века. Стрелок на них не было. Вращался сам пятиметровый циферблат - небесный свод со звездами из золота и серебра, а также цифрами. Над сводом находилось солнце, и неподвижный его луч указывал на проплывающие под ним цифры. Будучи красоты необычайной, этот механизм сразу прославился на всю Европу.
 
Дом делали на совесть: 24 подъезда, 505 квартир, почта, телеграф, сберкасса, прачечная, трехэтажный корпус с продовольственным и промтоварным магазином и парикмахерской, столовая, детский сад, поликлиника, клуб, спортзал, кинозал.
 
В 1812 году дом горел, но был восстановлен, в 1818 году на его крыше побывал прусский король. Фридрих Вильгельм III прибыл с двумя сыновьями в русскую первопрестольную столицу и пожелал обозреть панораму города. Генерал П. Киселев вспоминал: «Только что мы вылезли туда и окинули взглядом этот ряд погорелых улиц и домов, как к величайшему моему удивлению старый король, этот деревянный человек, как его называли, стал на колени, приказав и сыновьям сделать то же. Отдав Москве три земных поклона, он со слезами на глазах несколько раз повторил: “Вот она, наша спасительница”».
 
Электростанция и будоражила, и навевала. Не удивительно — расположить такую мощную фабричную постройку прямо на берегу главной реки, прямо в центре столицы. «Электрические станции Могэса дымили, как эскадра», — писали Ильф и Петров.
 
Чуть ли не с самого начала в этих банях возникла любопытная традиция: здесь встречались и парились вместе представители разных московских диаспор. В одно время — немцы, в другое — французы, а в третье — британцы. Самыми колоритными были армяне. Они даже при самом невообразимом морозе после парилки танцевали во дворе.
 
В 1789 году соорудили первый на этом месте мост - Никольский, деревянный, названный так в честь соседней церкви Николы в Хамовниках. Спустя столетие возник на этом месте новый, металлический мост, уже названный Крымским. Москвичам новинка не понравилась, ей дали кличку "мышеловка". Ну а затем построили и Крымский мост - наш современник.
 
Премию взял молодой, талантливый архитектор-художник Таманов. Он сумел умно использовать красивое, выходящее на два фронта, место. Главный фасад был обращен к Новинскому бульвару, задний - к берегам Москва-реки... Стиль дома - модный тогда ампир.... Тут был и дворик со львами, и античные статуи, и трельяж с вьющимся диким виноградом
 
Название "Большая Садовая улица" - исключение из правила. Все части Садового кольца - названы в честь каких-нибудь ближайших ориентиров - Садовая-Кудринская, Садовая-Спасская, Житная. И только Большая Садовая получила в 1816 году абсолютно нейтральное имя, ни в честь чего.
 
В те времена складировать товары именно в подвалах и подклетах храмов было делом самым верным и обычным. Там реже воровали, там ниже арендная плата. Опять же, доступ круглосуточный — хоть ночью, в два часа.
 
Икона ездила по городу помпезно — в закрытой карете, украшенной херувимами из высокопробного золота, и с факельщиком-вестовым. Шестеркой лошадей управляли кучера без шапок. Разве что в самый жестокий мороз они обматывали уши толстыми платками.
 
Теремок был построен в 1901 году. Его фасад выполнили по рисунку художника Виктора Васнецова - автора известнейшей картины "Три богатыря". И принадлежал тот дом Ивану Евменьевичу Цветкову - чиновнику Земельного банка, нажившему миллионы на финансовых спекуляциях.
 
На Козихе селилось здесь студенчество не из богатых. Комната часто снималась на четыре человека, при этом на всю такую "коммуну" имелось только два костюма и две пары обуви. На занятия ходили по очереди. Вместо чая, а, тем более, кофе, заваривали дешевенький цикорий. Тем не менее, студенческая гордость не позволяла самостоятельно убираться в номере и стирать белье - для этого существовали приходящие горничная и прачка.
 
Пространство между Трубной улицей и Цветным бульваром – территория особенная. Во второй половине позапрошлого столетия здесь находились самые опасные кварталы так называемого "городского дна", известные под неофицильным названием "Грачевка".
 
Охотный ряд был двусмысленным местом. С одной стороны, грязный, антисанитарный рынок, маловоспитанные продавцы и покупатели, словом — тяжелое наследие царского прошлого во всей своей сомнительной красе. С другой же стороны — самый что ни на есть исторический центр с более или менее, но все же ценными памятниками архитектуры и культуры прошлого.
 
На фоне множества бюджетных заведений города Москвы кафе "Хлебница" воспринималась просто как какой-то ресторан. С официантками. С меню в солидных папочках. И с настоящей барной стойкой.
Репортаж о московской шашлычной "Домбай", написанный в 2007 году.
 
Первый мавзолей был деревянным. Его делали как временный, чтобы народ успел проститься со своим кумиром. А Ленин, несмотря на то, что с ног на голову перевернул Россию, пользовался успехом у электората.
 
Театральное училище имени Щепкина (а на московском сленге - "Щепка"), бывшее императорское театральное училище - старейшая театральная школа Москвы. Его окончили Ермолова, Садовский и Плисецкая, а также множество других мене состоявшихся "гениев" сцены, замахнувшиеся на красивую карьеру и оставшиеся, в результате, у разбитого корыта.
 
Если встать лицом к старому зданию Университета, то справа от него будет довольно любопытная постройка, некогда главный офис "Интуриста". С незапамятных времен тут стоял храм Георгия на Красной горке. Именно здесь и проходил этот своеобразный полуправославный-полуязыческий праздник. "На Красную горку" встречали весну, и приветствовали яркое солнце всевозможными играми и хороводами. Было принято считать, что браки, заключенные в тот день, будут особенно счастливыми и крепкими. Заканчивался праздник тем, что пьяненькие горожане торжественно сжигали чучело зимы.
 
Уклад здесь был полусемейный. По праздникам в доме самого Листа устраивались концерты - силами самих сотрудников противопожарного предприятия. За полчаса до начала смены, ежедневно каждому рабочему давали чай с хлебом и сахаром. Это преследовало сразу две цели - во-первых, подкрепить работника перед тяжелым днем, а во-вторых, создать некую атмосферу общности.
 
В 1853 году Большой театр полностью сгорел. Пожар наступил неожиданно, а причины его до сих пор не известны. Поговаривали о каком-то плотнике, якобы спасшем танцовщицу, в ужасе забившуюся на чердак. Оркестрант Безекирский метался среди огненных языков - все пытался найти и спасти свою ценную скрипочку. Все остальные сотрудники сразу же бросились наутек.
 
Конструктивист из Франции Шарль Эдуард Ле Корбюзье сравнивал Василия Блаженного с гигантской горой разномастных овощей. Творческие люди состязались в вариациях на эту тему.
 
Этот дом известен краеведам под именем палат Аверкия Кириллова. Однако, по упорному московскому преданию, палаты некогда принадлежали другому топ-чиновнику, думному дворянину Григорию Лукьяновичу Скуратову-Бельскому, вошедшему в историю под именем Скуратова Малюты. Якобы отсюда идет ход подземный, в Кремлю. А под землей, в потаенных подвалах замурована так называемая либерея царя-батюшки Ивана Грозного.
 
В этом музее студенты изучали слепки с далекой античности (не у всех были деньги отправиться в Грецию или же в Рим). В нем простаивали перед славными шедеврами московские творцы - считалось, что они подзаряжаются таинственной энергией. Здесь же, среди аполлонов - встречались влюбленные.
 
Неизвестно, в каком именно из этих зданий проживал в 1854 - 1855 годы Лев Николаевич Толстой. Но в каком-то точно проживал. Принято считать, что в том, где в наши дни располагается один из многочисленных музеев Льва Толстого. А до 1980 года находилась знаменитая на все Замоскворечье часовая мастерская.
 
В1914 году отель пришлось срочно переименовывать. Поскольку в Первой мировой войне Берлин был вовсе не на стороне России. Назвали понейтральнее - "Савой". Значения этого слова практически никто в Москве не знал, а значит и придраться было не к чему.
 
Дерожинская была дамой-легендой. В шестнадцатилетнем возрасте она вышла замуж за одного из Рябушинских, затем, не дожидаясь официального развода, вышла замуж повторно, за конногвардейского поручика Владимира Дерожинского. Этот брак тоже закончился разводом. Третьим мужем стал Иван Зимин, брат известного московского антрепренера.
 
В 1816 году Прохоров открывает при фабрике первую ремесленную школу для мальчиков, а спустя четыре года - фабрику-школу на Швивой горке. Здесь обучали и набойке тканей, и собственно ткацкому ремеслу, и резьбе по дереву, и смежным профессиям - портновской, сапожной, столярной, слесарной. Давались и теоретические знания.
 
Дом № 10 по Большой Садовой улице - московская легенда. Он был построен в 1903 году по проекту архитекторов Юдицкого и Милкова для московского табачника Пигита. Квартиры верхних этажей оборудовали как мастерские художников. Среди них был Рябушинский, а в советское время - А. Лентуллов и П. Кончаловский. Бывал здесь и Суриков.
 
Первое здание по правой стороне Варварки - церковь Варвары Великомученицы, основанная в 1514 году пресловутым Юшкой по кличке Урви Хвост (как полагают исследователи, дальним предком масона Юшкова) и его братьями - Василием и Вепрем. Строил ее итальянский архитектор Алевиз Новый, прославивший себя Архангельским собором в Кремле.
 
Именно тут, на берегах реки Неглинки проходили весьма колоритные масленичные гулянья. Священники говаривали: в масленицу народ безумствует. Действительно, мужчины надевали женскую одежду, а женщины мужскую. Чтобы казаться пострашнее, многие приделывали ко лбу рога, хвосты к тулупам, щеки мазали углем и выли не по-человечески.
 
Среди заведений общепитовских особо славился блинами Егоровский трактир, располагавшийся неподалеку от Манежной площади. Сам Егор Константинович Егоров был старообрядцем, придавал значение традициям и блинам в том числе. Для изготовления блинов был рекрутирован особый человек - некто Воронин, считавшийся в то время лучшим блинником Москвы. У Егорова было принято подавать горячие блины вместе с сильно замороженным шампанским.
 
Во второй половине позапрошлого столетия про PR-технологии, конечно же, никто не слышал. И тем не менее, в то время жил один весьма неординарный человек, который на протяжении всей своей жизни им вплотную занимался. Это - известный репортер Владимир Алексеевич Гиляровский.
 
17 июля 1898 года вступила в строй первая очередь московской канализации. Она охватывала всего 219 домовладений. Но, что называется, лиха беда начало. Тогда же была торжественно открыта и Главная насосная станция.
 
Существует некая конструкция, одновременно символ и одновременно культурологический объект, который был в Москве дореволюционный, и который в нынешние дни представить очень сложно. Это – выгребные ямы.
 
Николая Пржевальского знают исключительно по лошади Пржевальского, открытие и описание которой было, по большому счету, всего одним из многих эпизодов его научной деятельности. Фамили известных географов на слуху. Но мало кто сможет объяснить, чем знамениты эти люди, что они открыли, на чем въехали в историю.
 
Существует весьма интересная фобия - спектрофобия или эйсоптрофобия, боязнь собственного изображения. Не важно, каким образом оно получено - с помощью ли зеркала или с помощью видеокамеры, фотоаппарата. Ею, в частности, страдала известная актриса Памела Андерсон.
 
Номера эти сразу прозвали "скворечником", а жильцов их - "скворцами". Попасть в число "скворцов" было большой удачей - хозяин славился своей терпимостью, и мог сносить неплатежи годами.
 
В подвале было тесно, но уютно. Стоял небольшой стол с напитками и закусками, но он особой популярностью не пользовался - сюда ходили не кутить, а наслаждаться искусством театра. Был у кабаре и гимн.
 
Именно Марья Арцыбушева впервые предложила Вертинскому попробовать себя на театральной сцене, пообещав в качестве гонорара обед из борща и котлет. Вертинский согласился - таково было его безденежье на тот момент. И в результате полностью определилась его дальнейшая судьба.
 
Сретенский - самый короткий из бульваров московского Бульварного кольца. Именно здесь была написана известная картина В. Маковского "На бульваре", изображающая двух скучающих, несчастных молодых людей. Не удивительно - рядышком располагалось Училище живописи, ваяния и зодчества, и многие студенты и преподаватели брали сюжеты для своих работ, что называется, не отходя от кассы.
 
Здание, ныне стоящее на углу Георгиевского переулка и Большой Дмитровке, было построено в 1888 году и сразу же сделалось популярным среди москвичей. Не удивительно, ведь ничего подобного в городе раньше не было. А размещалось здесь учреждение таинственное - электростанция. Первая в Москве.
 
Тяжелая деревянная дверь с огромным металлическим кольцом, приятно звякающим каждый раз, когда сюда приходишь. Маленький столик на двоих на первом этаже, стоящий рядышком с окном - сидишь и смотришь на прохожих, трюхающих по Большой Лубянке по своим никчемным обывательским делам. Массивные столы и стулья на втором этаже, где часто веселится и ликует весь народ - под караоке и т. н. "живую музыку". Остались и традиции - официанты здесь хотя и новые, но все равно улыбчивые и приветливые. Но главное - осталось качество еды.
 
В 1809 году официально начался сбор денег на установку памятника. Тогда еще ни у кого не вызывало никаких сомнений - Минину с Пожарским предстоит обосноваться в Нижнем Новгороде. Нужная сумма была собрана, после чего прошел творческий конкурс, в котором победил все тот же Мартос. Он то и настоял на том, чтобы поставить монумент в Москве.
 
Одна из центральных улиц города Москвы - Кузнецкий мост. Некогда здесь и вправду находился мост через реку Неглинку, но после наполеоновской войны 1812 года реку спрятали в трубу. Однако, название осталось.
 
Памятник Воровскому, одному из первых послереволюционных дипломатов и полномочному представителю РСФСР и УССР в Италии, убитому в Лозанне в 1923 году - одна из величайших московских загадок. Он поражает москвичей, а также многочисленных приезжих граждан своей более чем невероятной позой.
 
Доходный дом (Неглинная улица, 10) построен в начале XIX века. В нем находился знаменитый ресторан француза Транкля Яра. Он был открыт в 1826 году и сразу же стал популярен среди москвичей. Его очень любил Александр Сергеевич Пушкин.
 
Рядом с Ботаническим - Зоологический корпус. Это своего рода мистификация, ведь надпись на фасаде гласит: - "Зоологическiй музей". В дореволюционной орфографии. Трудно поверить в то, что эта надпись просуществовала на протяжении всего советского периода. Буквы подкрашивали, реставрировали, обновляли. И никому ни разу даже не подумалось, заменить "I" на "и".
 
Харитоненко - фамилия купеческая. По меркам Москвы не сказать, чтобы древняя - лишь в середине девятнадцатого века основатель дела, И. Г. Харитоненко решил заработать на сахарной свекле. И преуспел. К двадцатому столетию династия была одной из самых видных в городе. А родовой особняк - одним из самых знаменитых мест в Москве, где регулярно собирались любители искусств.
 
Поначалу это здание принадлежал купцу Варгину. Затем ему было предложено отдать свою недвижимость казне в аренду - под театр. Он мечтал о хорошем драматическом театре, поэтому согласился и на свои деньги сделал необходимые для театра перестройки.
 
Лобное место вошло в историю. При Петре его "украсили" головами казненных стрельцов. Иван Грозный отсюда торжественно клялся, что будет блюсти интересы народа. Лжедмитрий Первый, стоя здесь, на Лобном месте, просил перед народом оправдания. Однако же народ его буквально растерзал.
 
Первое кондитерское производство разместилось здесь в 1845 году и называлось фабрикой "Смирнов и сыновья". Но династия Смирновых ненадолго удержало это производство при себе. И спустя два десятилетия здесь красовалась "Фабрика шоколада, конфет и чайных печений Товарищества Эйнем" со штатом в тысячу рабочих.
 
Гостиница "Княжий двор" вошла в историю. Тут в разное время останавливались Репин, Суриков, Горький и Бунин. Поэт Максимилиан Волошин брал тут интервью у Сурикова.Максимилиан Волошин в этих стенах увлекался оккультизмом.
 
Эта станция относится к так называемой третье очереди московского метро. Ее открыли в ноябре 1943 года. Сам же перегон "Театральная" - "Новокузнецкая" заработал значительно раньше - первый поезд отправился в тот же год, первого января. "Новокузнецкую" же проезжали без остановок - строители запаздывали.
 
Только в 1920-м году в стране научились читать и писать около трех миллионов человек, а всего за первые три года новой власти - около семи. Правда, Закона Божьего в новой школьной программе не было. Больше того, обучение проходило на жесткой атеистической платформе. А юрист Анатолий Кони, человек, которого было бы трудно заподозрить в особенных пристрастиях к большевикам, писал про Луначарского: "Это лучший из министров просвещения, каких я когда либо видел".
 
В Москве, на Дружинниковской улице, 9 некогда размещалась мебельная фабрика легендарного промышленника-революционера Николая Шмидта. Он унаследовал это производство в 1904 году, будучи недавним отроком - в 21 год. Его отец, пребывая, по сути, на смертном одре, прекрасно понимал, что сын не справится, и фабрику хотел продать. Но покупателей не находилось. Фабрика была на грани разорения, и ее спас только крупный заказ Харитоненко - он как раз обставлял свой особняк.
 
Супруга Павла Воиновича Нащокина писала: "Пушкин во время приездов в Москву останавливался у нас. Для него была даже особая комната в верхнем этаже, рядом с кабинетом мужа. Она так и назвалась "Пушкинской"".
 
Эти белые палаты появились тут в пятнадцатом столетии. Поначалу ими владел некий Юшка - то ли греческий предприниматель, то ли наш полукупец-полубандит по кличке Юшка Урви Хвост. Так или иначе, в следующем веке здание каким-то образом стало казенным, а тут известный мореплаватель сэр Ричард Ченслер открыл удобный водный путь соединяющий Россию с Англией.
 
Трудно поверить, но сравнительно недавно здесь вообще не было никакой площади. Ее место занимало множество домишек, в основном одноэтажных и кургузых. В этих домишках торговали, выпивали, ужинали да и просто жили.
 
Невозможно представить себе Москву брежневской эпохи без Высоцкого - кумира всех, пожалуй, социальных слоев советского общества. Каждый находил в его песнях что-то для себя - для каждого у него находились строки и образы, способные как-то повлиять на мироощущение, заставить против чего-то восстать, а с чем-нибудь, наоборот, примириться.
 
В дореволюционной России было два знаменитых певца. Шаляпин и Вертинский. Первый пел густым басом, носил шубу, на сцене наряжался царем и собирал театры. Второй не произносил половину букв, носил черт знает что, на сцене наряжался Пьеро и собирал кафешантаны. Такие же были и их эмиграции. У первого - с первополосными газетными заметками и космическими гонорарами, а у второго с интригами насчет сорвать дешевенький ангажемент и ужинами в долг.
 
Печка-буржуйка - небольшой металлический монстр, созданный еще до революции, но получивший повсеместное распространение именно после 1917 года, когда естественные городские инфраструктуры рухнули в одночасье. Тогда же появилось и название, несущее в себе сразу три смысла - толстобокие формы изделия, его невероятная прожорливость в смысле горючего и пафос победы над старым социальным укладом - дескать, раньше мы служили буржуям и буржуйкам, а теперь "буржуйка" служит нам.
 
В парадном углу большинства советских коммунальных комнат стояла швейная машина. Она пользовалась безмерным уважением своих и безграничной завистью соседей. Еще бы - с помощью машинки можно продержаться в самую суровую годину - и самому обшиваться, и семейство обшивать, и, рискуя попасть в лапы фининспектора, немножечко шить на заказ.
 
Самой затратной вещью в коммунальную эпоху был фотоаппарат. Содержать его непросто. Пленки, проявители, фиксажи, глянцеватели, экспонометры, проявочные бачки, пинцеты, тазики, кюветы для проявителя и фиксажа, сами проявитель и фиксаж или химические вещества для их приготовления, раздвижная рамка для печати, красный фонарь, глянцеватель и фоторезак. Все это требовало постоянных денежных вливаний.
 
Городские власти не утруждали себя тем, чтобы заглядывать в трактиры, лавочки и мастерские и проверять, как там живется самым молодым сотрудникам. Однако, если факт чрезмерной эксплуатации детей сам лезет на глаза городовому, он мимо факта не пройдет, он доблестный, хотя и толстый.
 
Нумерология - одна из древнейших лженаук, занимающаяся поиском мистических связей между числами и событиями, происходящими в реальной жизни. С точки зрения нумеролога главное - научиться в определенных ситуациях каких-то чисел избегать, а какие-то предпочитать, таким образом влияя на события наиболее благоприятным для себя образом.
 
Нет, пожалуй, дерева, более сакрального, чем елка. И более сказочного. И более любимого. Елка - не просто дерево, а символ новогодних празднеств, от которых обязательно ждешь чуда несказанного и светлых перемен.
 
Самым страшным местом в городе Москве в конце 1560-х - в начале 1570-х годов был Опричный двор. Он занимал не слишком-то большую территорию - между Большой Никитской и Воздвиженкой, примерно там, где в наши дни Романов переулок.
 
Гоголевский бульвар (до 1924 года - Пречистенский) назван так не в честь писателя Николая Васильевича Гоголя (он не имел к этому месту никакого отношения), а благодаря памятнику Гоголя, который был здесь установлен в 1908 году, а сегодня красуется во дворе дома на соседнем, Никитском бульваре. Такая вот топономическая коллизия.
 
Одно из престижнейших дореволюционных московских училищ – Комиссаровское. Оно располагалось в доме 1 по Благовещенскому переулку. Подобные образовательные учреждения начали открывать по всей стране ближе к концу позапрошлого века - с целью выпускать для многочисленных и множащихся с каждым годом фабрик, заводов и мануфактурных городков, рабочих высокой квалификации. Уровень производства диктовал подобную потребность.
 
Чистопрудный бульвар назван по искусственному водоему, вырытому здесь в далекой древности. Разбит в 1820-е годы. Протяженность 820 метров.
 
Дом 4 по Большой Дмитровке гораздо старше, чем он кажется. Внутри его его фасада скрыто двухэтажное строение, некогда принадлежавшее семье Раевских. Здесь у своего приятеля Александра Раевского иной раз останавливался Пушкин. И даже посвятил хозяину стихотворение "Демон".
 
Репортаж о московском ресторане «Верасы», написанный в 2008 году.
 
На месте нынешнего дома по Большой Лубянке, 12 располагалась одна из московских казенных гимназий. Она носила третий номер и была одной из самых неприметных в городе. Не славилась ни либеральным духом, ни, напротив, чересчур консервативным. Словом, типовой середнячок. Тем интереснее ее история - типичная для большинства гимназий города Москвы, да и России вообще.
 
Этот монастырь - один из самых знаменитых в нашем государстве. Он был так назван потому, что находился за Иконным рядом, главный же храм его был посвящен Спасу Нерукотворному. Известен же он первым делом не молитвами, не службами, не подвигами братии во имя Господа, а учреждением почти что светским, но располагавшимся именно в монастырских стенах. Это Славяно-греко-латинская академия - первое в России высшее учебное учреждение.
 
Сандуны - детище супружеского союза двух известных актеров - Силы Сандунова и Елизаветы Урановой, учрежденное на бриллианты незадачливого ухажера Лизаньки - вельможи Безбородко. А дело было так.
 
До 1933 года здесь стоял Никитский монастырь, в честь которого, собственно, улица и названа. Когда в 1920 году улице дали имя Герцена, композитор Метнер заявил: "А что, Никитский монастырь теперь тоже переименуют в монастырь Герцена?" - настолько для Москвы были неразделимы эти два понятия.
 
Гостиница "Кокоревское подворье" была, однако, хороша. Пусть не дешевая, однако же престижная. Просторная, солидная, украшенная множеством наличников и арок. Было в ней при этом что-то романтическое, более того, загадочное.
 
Невиданное новшество - здесь выпускали каталог. Товары можно было покупать дистанционно. Другое новшество - особенная комната без окон, освещенная газовыми фонарями. В ней модницы могли опробовать свои новинки - представить, как они будут смотреться вечером в Александровском саду или же на Тверском бульваре.
 
Снаружи двор, похоже, был всегда невзрачным, покосившимся, облезлым. Зато внутри - множество разных миров. Каждый был волен обустраивать свою контору как угодно. Кто-то на этом экономил, вкладывая деньги в оборот. Кто-то, наоборот, заботился о респектабельности офиса.
 
В основе храма, разумеется, была легенда. Даже несколько. По одной царь Василий Второй, возвращаясь из плена, наконец, увидал родной Кремль. И так растрогался, что дал обет - построить в этом месте храм. А поскольку радостное происшествие случилось 17 ноября 1445 года, в день Григория Неокесарийского, то именно этому, не слишком популярному на нашей родине святому, и была посвящена новая церковь.
 
"Михаил Егорович", хотя и был не итальянцем, а британцем, внешность имел видную. Щеголял в красном плаще (за что был прозван Кардиналом). Славился не только как предприниматель, но и как механик. Сделал, например, часы с огромным механическим оркестром и движущимися фигурками. И, уже как талантливый предприниматель, подарил свое произведение императрице.
 
Здание театрального музея Алексея Бахрушина (улица Бахрушина, 31) построено в 1896 году по проекту архитектора К. Гиппиуса.
 
Самым колоритным из московских клубов был немецкий. У дворянской молодежи, а в первую очередь, естественно, военной, был странный обычай - приходить сюда и дурить немцев. Говорить, якобы всерьез, комплименты им самим, их пиву, их колбасам, женщинам. Приглашать тех женщин танцевать. А после обращать все это в анекдот.
 
Скромное дело, основанное не менее скромным профессором Московского университета неожиданно оказалось весьма перспективным. Несмотря на то, что по велению Министра народного просвещения в 1886 году прием на курсы был прекращен, тогда же при Политехническом музее начались систематические чтения общедоступных лекций для женщин. Впрочем, в 1900 году курсы открылись вновь.
 
В доме № 7/9 по Воротниковскому переулку, в подвале располагался кооператив "Труженик искусства". Здесь же, но со стороны Старопименовского переулка находился ресторан одного из подразделений этого кооператива - Клуба театральных работников.
 
Мемориальное здание "Палаты в Зарядье" (Варварка, 10) построено в 1859 году по проекту архитектора Ф. Рихтера. Его альтернативное название - дом бояр Романовых. В шестнадцатом столетии им владел Никита Захарьин Романов-Юрьев, дед Михаила Федоровича, первого царя из династии Романовых. По преданию, Михаил Федорович родился именно в этих палатах.
 
Некогда территория, сегодня занятая под гостиницу, была застроена лавками и трактирами. Самый же знаменитый из трактиров располагался дальше всего от Тверской, ближе к нынешнему памятнику Марксу. Это был известный Тестовский трактир, возникший в 1868 году. Правда, он официально назывался несколько иначе - Патрикеевским, поскольку находился в доме знатного миллионера Патрикеева.
 
Именно на этом месте, на заболоченном пустыре в 1953 году начали строительство гостиницы "Украина". Она же последняя "сталинская высотка" - в том же году Иосиф Виссарионович скончался, а вместе с ним закончилась эпоха архитектурных излишеств.
 
Неправда, что с того момента, как компьютеры вошли в наш был, мир игр принципиально изменился. По большому счету, все осталось как и было. Азарт, воля к победе - все эти, самые важные, вещи остались. Изменилось немногое - всего лишь интерфейс игры. Изображение сделалась более красочным, сценарии затейливыми. Игры превратились в совершенные произведения искусства.
 
Это еще не эмиграция. Это, можно сказать, командировка. Финляндия, Швеция, Германия, Швейцария, Франция и, наконец, Американские Штаты. Кстати, на пароходе, следующим через океан, Горький занимал каюту-люкс - с кабинетом (в нем - большой письменный стол), гостиной, ванной и прочими удобствами, которые в те времена не часто встретишь и на суше.
 
Кем был разведчик Рихард Зорге? Существуют полярные мнения. Одни исследователи считают, что Зорге - фанатичный коммунист, для которого существовала одна лишь работа, одно лишь служение партии. Другие утверждают, что Зорге был алкоголик, дебошир и бабник, но при этом - человек редкостного везения. Так кем же был разведчик Рихард Адольфович Зорге? Попробуем это понять.
 
Одно из главных преимуществ театральной сцены перед киноэкраном - непредсказуемость действия. Каждый спектакль не похож на другой. Не в последнюю очередь благодаря многочисленным курьезам, случавшимся по ту сторону рампы.
 
Геометрическим центром советской коммунальной квартиры был коридор с множеством дверей, ведущий в комнаты и, как правило, заканчивающийся кухней. Но логическим центром была та самая кухня, которая, в геометрическом смысле, пребывала в самой дальней части коммуналки.
 
До революции благостность москвичей была бескрайней и, как следствие, тащили что ни попадя. Объектом внимания жуликов были предметы, которые сегодня никто и не воспринял бы как подходящий для кражи объект.
 
Мойте руки перед едой. После посещения уборной. После поездки на общественном транспорте. А еще лучше - вообще после посещения улицы. После магазина. После аптеки - особенно, там много заразы.
 
Еще до изобретения механического замка, для сохранности жилища и имущества использовали обычные веревки или жилы животных. Их завязывали крепким и, желательно, необычным узлом. Самый сложный и недоступный посторонним людям узел умел плести фригийский царь Гордий. Отсюда и пошла поговорка "гордиев узел" - то есть тот, который практически невозможно распутать.
 
Здание телефонной станции расположилось между православным храмом святого Евпла и католической церковью святого Людовика. Оно как будто на примере связи между двумя основными ветвями христианства символизировало связь вообще. Еще один символ связи, уже ироничный, расположился при входе на станцию. С одной стороны от дверей - горельефная голова разъяренного абонента, явно недовольного качеством обслуживания. А с другой - улыбающаяся "телефонная барышня", которая безуспешно пытается его успокоить.
 
У лестницы военного универсама была слава нехорошая. В 1956 году на ней скончался архитектор Леонидов. Он покупал подарки родственником на 7 ноября, но неожиданно Ивану Ильичу сделалось плохо, и буквально через несколько минут его не стало. Кстати, в историю архитектуры он вошел тоже благодаря одной из лестниц - санатория имени С. Ороджоникидзе в Кисловодске. Это архитектурное сооружение известно на весь мир.
 
Это здание было построено для иных целей. Поначалу оно было просто жилым. Однако, в 1831 году дом был куплен гимназией. И его жизнь принципиально изменилась.
 
Дом № 20 по Тверскому бульвару - памятник архитектуры конца XVIII века. Этот дом построен был для генерала А. С. Кологривова в 1823 году. Хозяин был известен как один из замечательнейших московских шалунов.
 
В московском переулке с удивительным названием Огородная слобода выделяется особняк № 6, некогда принадлежавший чаеторговцу Давиду Вульфовичу Высоцкому. Фирма его процветала, честность была одним из основных девизов. В частности, в 1915 году приват-доцент Петроградского университета доктор ботаники А. Г. Генкель произвел особое исследование различных образцов его продукции и сделал заключение: "Все доставленные образцы, в смысле примесей посторонних веществ, изумительно чисты".
 
Здание оперы Саввы Мамонтова (Большая Дмитровка, 6) построено в 1894 году по проекту архитектора К. Терского.
 
Гаишники довольно колоритные, и очередь смотрит на них с искренним интересом. Все они свежие, с мороза, в синеньких комбинезонах и при белых кобурах. Здесь они не вызывают отрицательных эмоций даже у заправских нарушителей правил дорожного движения. Еще бы, ведь в шашлычной они к штрафу не приговорят, хотя вокруг - все если и не пьяные, то пьяненькие.
 
Весной 1812 года в Москве сменился генерал-губернатор. Вместо пожилого Ивана Гудовича назначен был сравнительно молодой Федор Ростопчин. Бывший преображенец, дипломат, придворный и изгнанник, удостоенный от Екатерины Великой прозвища "сумасшедший Федька" (правда, сама императрица признавалась: "У этого молодого человека большой лоб, большие глаза и большой ум") переместился из своего подмосковного имения в уютный особняк на улице Лубянке.
 
Все началось в 1872 году, когда предприниматель А. А. Пороховщиков открыл на улице Никольской новую гостиницу. И назвал ее просто - "Славянский базар". Здесь останавливалось множество известнейших "гостей Москвы" - В. В. Стасов, Н. А. Римский-Корсаков, П. И. Чайковский, Г. И. Успенский, Ф. Нансен, и прочая, и прочая, и прочая. Можно сказать, что по числу почетных посетителей эта гостиница до революции лидировала.
 
Началось все с господина Оливье, француза и изобретателя одноименного салата. Имя он носил Люсьен, и жил в Москве, в позапрошлом столетии. А по профессии был кулинаром. Гиляровский уверял, что Оливье (даром - француз) нюхал табак, который покупал на Трубной площади, у будочника. Там, на почве табака, он снюхался еще с одним любителем - русским купцом Яковом Пеговым. Там же, за понюшкой, энтузиасты вдруг подумали: а почему бы не купить кусок земли (на той же Трубной площади) у пеговского доброго знакомого, купца Попова, и не открыть на этом месте дорогой французский ресторан.
 
Началось все с господина Оливье, француза и изобретателя одноименного салата. Имя он носил Люсьен, и жил в Москве, в позапрошлом столетии. А по профессии был кулинаром. Гиляровский уверял, что Оливье (даром - француз) нюхал табак, который покупал на Трубной площади, у будочника. Там, на почве табака, он снюхался еще с одним любителем - русским купцом Яковом Пеговым. Там же, за понюшкой, энтузиасты вдруг подумали: а почему бы не купить кусок земли (на той же Трубной площади) у пеговского доброго знакомого, купца Попова, и не открыть на этом месте дорогой французский ресторан.
 
В самом центре Москвы, на так называемом Острове расположена площадь, некогда носившая имя художника И. Репина, а в 1993 году переименованная в Болотную - ей возвратили старое, дореволюционное название. В 1727 году сюда - с центральной, Красной площади - перенесли место публичных казней. А в 1775 году на этом месте был казнен главный Е. Пугачев.
 
В 1918 году тот дом больше прославился одним из многочисленных кафе поэтов. Здесь выступали знаменитые поэты и безвестные чтецы. Юная Татьяна Фохт обычно выступала со стихотворениями поэтессы Лидии Лесной. Танечку здесь любили, ее звали Фохтица. Ее запросто сменял на сцене Маяковский, Шершеневич или же Бурлюк.
 
Теплые торговые ряды - громадный комплекс, занимающий чуть ли не целый квартал. И включающий в себя не только помещения для торговли, но и множество других занятных и полезных составляющих. Например, Ильинский храм, стоящий здесь еще с шестнадцатого века.
 
Это здание - есенинское место. Правда, оно связано с поэтом далеко не самым безмятежным образом. Раньше здесь располагалась психлечебница (официальное название - Профилакторий профессиональных заболеваний имени Шумской). В 1923 - 1924 годах Есенин в ней лежал.
 
По преданию, во время установки памятника механизм автокрана замерз, и статуя, накрытая белой простыней, несколько дней провисела в воздухе. В связи с этим москвичи дали ей кличку "Призрак коммунизма".
 
На пересечении Пятницкой и Валовой улице сохранился иной литературный памятник - Сытинская типография. Больше того, этот памятник - действующий. Правда, под новым именем, как Первая Образцовая типография.
 
Комплекс Первого московского государственного медицинского университета имени Сеченова. (Большая Пироговская улица, 2) сооружался на протяжении XIX - XX веков.
 
Пушкин едет в Петербург, там забывает свою даму сердца, увлекается Анной Олениной, делает ей предложение, но получает отказ. Екатерина тоскует в Москве. По словам Елизаветы, "она ни о чуем другом не может говорить, кроме как о Пушкине и его сочинениях. Она их знает все наизусть, прямо совсем рехнулась". Пушкин несется в Москву, к Ушаковой.
 
В 1923 году в храме открыли комсомольский клуб - якобы сторож церкви устроил во вверенном ему культовом учреждении "самогонный завод", и на этом основании все учреждение следовало упразднить. Газета "Правда" ликовала.
 
Когда отношения Сергея Коненкова и Маргариты зашли слишком далеко, Бунины подняли панику: сетовали, что Маргарита попала в богему и называли Коненкова пьяницей. Вскоре наступили каникулы, и девицу спровадили в Сарапул к родителям. Коненков - за ней. Просил руки, но получил отказ.
 
Салтычиху содержали в келье Ивановского монастыря. При этом от улицы ее загораживала лишь железная решетка, и многие прохожие тыкали в узницу палками и швырялись гнилой пищей. Та ответно отплевывалась. В заключении бывшая барыня прожила 33 года, родив там ребенка. Куда его дели, и был ли он вовсе на свете, осталось в безвестности.
 
ОХОТНЫЙ РЯД - улица между Театральной и Манежной площадями. До 1990 года была частью проспекта Маркса, с 1933 по 1955 года носила название площадь Охотного ряда, ранее называлась Охотнорядской площадью.
 
Тема Дома - сквозная в творчестве режиссера Андрея Тарковского. Он был одержим этой идеей, доводя ее подчас до откровенного абсурда. В москвоведении же принято считать домом Тарковского особняк по адресу 1-й Щипковский переулок, 26. Здесь жил и сам Андрей Тарковский, и его отец, знаменитый поэт Арсений Тарковский.
 
Для поэтессы Марины Цветаевой в принципе не существовало такого понятия как свалить. И не могло существовать. Да, она проживала в Москве, пусть и не в самом - по тогдашним меркам - но все же центре. Сама Цветаева могла бы сказать "в сердце". В Трехпрудном переулке, рядом с Патриаршими прудами. Но при этом заграница даже не окружала ее, а полноправно присутствовала в ее мире, была его частью.
 
Жизнь на гастролях - казалось бы, что может быть хуже! Постоянные переезды, неудобные гостиницы, чужие люди, заспанные официанты, вороватые горничные, пережаренные котлеты - и вся эта атмосфера неустроенности, неуюта, когда начинаешь думать, для чего все это нужно! Ни денег никаких не хочется, ни славы, ни успеха. Хочется домой, в протопленную комнату, где любимые вещи лежат на привычных местах, а из окна открывается давно уж заученный вид.
 
Примус - "личный портативный очаг" - как нельзя лучше подходил именно к этим социально-бытовым условиям. Для него нужно было мало места, его легко и быстро можно было убрать, он помещался в небольшом шкафчике или в тумбочке. Порой в московских или ленинградских коммуналках, где жили по десять и более семейств, на кухне действовали сразу 7-8 примусов, шум от которых был слышен еще с черного хода.
 
В один прекрасный день, а именно 23 сентября 1901 года по старому стилю в Москве произошло одно довольно заурядное событие. А именно: один прекрасный обыватель (из деликатности газеты называли его просто А-в) зашел в один довольно заурядный ресторан – "Прогресс" – поужинать. По старому московскому обычаю, он заказал себе поесть и выпить и с аппетитом принялся за трапезу.
 
1 июля 1882 года открылась первая московская телефонная станция. Первопрестольной в этом отношении удалось обогнать Петербург - в столице телефон начал работать лишь спустя полмесяца.Поначалу станция обслуживала несколько десятков, а уже в скором времени - несколько сотен номеров. Первая тысяча набралась уже в 1889 году.
 
Это сооружение довольно неприметное. В первую очередь, из-за того, что укрывается за садом - для Москвы редкость невероятная. А в девятнадцатом столетии этот укромный особняк был знаменит. Еще бы, здесь жила одна из колоритнейших москвичек - Варвара Алексеевна Морозова, урожденная Хлудова. Или, как чаще ее называли, Варвара с Воздвиженки. Адрес - Воздвиженка, 14, выстроен в 1886 году Романом Клейном.
 
Проживали здесь и Матэ Залка (кстати, он был одним из руководителей строительного кооператива), и Виктор Шкловский, и Константин Тренев, и Юрий Нагибин и прочие известные советские писатели.
 
На левой стороне Леонтьевского переулка - комплекс зданий (№ 5 - 7), выполненных в псевдорусском духе. Некогда здесь размещались палаты стольника Головина - одного из приближенных к Петру Великому. Но в 1871 году землю приобретает Анатолий Мамонтов (брат знаменитого Саввы Мамонтова) и обустраивает здесь небольшой просветительский центр.
 
Это сооружение - один из ценнейших исторических и архитектурных памятников Москвы. Эти палаты были подарены князю Григорию Дмитриевичу Юсупову императором Петром II и с тех пор на протяжении долгого времени являлись родовым имением этой знатной фамилии. А князь Борис Григорьевич Юсупов щедро принимал здесь государыню Елизавету.
 
Московский художественный театр был создан двумя режиссерами - Станиславским и Немировичем-Данченко. Деньгами же помог Савва Морозов. Первый спектакль дали в саду "Эрмитаж", но довольно быстро (спасибо, опять же, Морозову) у театра появилось собственное здание в Камергерском переулке.
 
В "Театральное кафе" (Неглинная, дом № 29/14) лучше приходить после полуночи. Не потому, что в это время здесь начинается что-то особо интересное. А потому, что большинство бюджетных мест Москвы давно закрыто. А это вот - работает. Вплоть до пяти часов утра.
 
РОСТА появилось не от хорошей жизни. Дореволюционные газеты чудом просуществовали вплоть до весны 1918 года, после чего были запрещены. Вмести с ними под запрет практически попали и сотрудники этих газет - "бывшие" журналисты для советской власти были большей частью непригодны. Оставалось одно - создавать все с нуля. Вот и была создана специальная организация, взявшая все под контроль.
 
Этот дом ничем, казалось бы, не примечателен. Длинный, невысокий, без особенных архитектурных украшений. Правда, исследователи московской старины зовут его весьма почтительно - Шереметевское подворье. Иначе говоря, подворье графа Шереметева. Есть в этом нечто романтическое и загадочное, в духе детских повестей писателя А. Рыбакова. Этакие графские развалины.
 
Трубная площадь получила свое название благодаря арке, - "трубе", - в башне Белого города, под которой протекала некогда река Неглинка.
 
В 1919 году "Московская трудовая артель художников слова", в которую входил Есенин, получила это здание под книжный магазин. До "художников" оно принадлежало своему маститому соседу - консерватории.
 
В Москве, напротив Третьяковской галереи стоит так называемый писательский дом. Внешне он практически ничем не примечателен. Серый, высокий, тяжелый. Типичная коробка мрачной сталинской архитектуры. Даже если знаешь, что в Лаврушинском находится дом, специально выстроенный в тридцатые годы для советских писателей, то даже не подумаешь, что это - именно он. Трудно поверить, но жильцы этого дома его искренне любили.
 
Петровский пассаж (Петровка, 10) построен в 1906 году по проекту архитектора С. Калугина. Можно сказать, что Петровский пассаж - старший брат ЦУМа. Еще бы - был построен на два года раньше. Он тоже удивлял обилием товара. А писателя Андрея Белого вдохновил на настоящий гимн.
 
Пастор Глюк был одним из таинственнейших москвичей. Россией он заинтересовался в 1680-е и, будучи человеком образованнейшим и способным, принялся переводить на русский язык европейские учебники и богословские трактаты. Не таился, но особо и не афишировал свой труд. Лишь спустя пятнадцать лет после начала этой редкой по тем временам деятельности он направил русскому правительству письмо.
 
Улица Большая Якиманка - чеховское место. Антон Павлович сначала поселился в доме № 43. Некоторое время радовался своему жилью. Однако, вскоре "новая квартира оказалась дрянью". В декабре 1885 года Чехов переехал в дом 45 на той же улице.
 
Дом ученых на Пречистенке - одно из бесподобных мест Москвы. Давным-давно, в начале восемнадцатого века здесь была усадьба некого генерала Сукина. Кто он такой - неизвестно. Но фамилия его для города Москвы довольно таки ординарная.
 
Еще сравнительно недавно здесь, рядышком с типографией Сытина располагался симпатичный дом, в котором провел юность писатель Н. Д. Телешов. Зато сохранилось описание этой постройки.
 
Главный корпус Московского архитектурного института (Рождественка, 11) построен в 1890 году по проекту архитектора С. Соловьева.
 
Новодевичий монастырь - самый, пожалуй, знаменитый среди всех обителей Москвы. Он был сооружен по так называемому обету - московский князь Василий III поклялся, что построит новую обитель, если ему удастся присоединить к Москве Смоленск. В 1514 году Смоленск был присоединен, а спустя десятилетие начал действовать и монастырь. Его главной святыней стала бывшая главная святыня Смоленска - икона Пресвятой Богородицы Одигитрии.
 
Доме № 25 по Новинскому бульвару - особняк Шаляпина. Он приобрел его в 1910 году, и жил здесь вплоть до 1922 года, до эмиграции.
 
В доме № 2 по улице Достоевского (бывшая Новая Божедомка) располагалась Мариинская больница. Она переехала сюда, в новое, специально для нее построенное здание в 1806 году архитектором И. Д. Жилярди по проекту другого архитектора, петербуржца А. А. Михайлова.
 
Здание Воспитательного дома (Солянка, 12) построено в 1870 году по проекту архитекторов К. Бланка и М. Казакова.
 
Гостиница Националь (Тверская улица, 1) построена в 1903 году по проекту архитектора А. И. Иванова в стиле "модерн" с элементами эклектики. Заказчиком было Варваринское акционерное общество домовладельцев.
 
Шубу часто крали. Обворованные не мирились с этим обстоятельством, пытались свою шубу разыскать. В частности, когда украли шубу у Антона Павловича Чехова, он обратился к своему доброму другу репортеру Гиляровскому, и тот отыскал чеховскую шубу на Хитровке.
 
Бенефис - самое сладостное слово для любого уважающего себя актера. Даже сладостнее, чам ангажемент. Это при том, что ангажемент позволяет на протяжении целого театрального сезона совершенно не заботиться о пропитании. А бенефис - всего два часа славы.
 
Один из важнейших участников советского коммунального быта – так называемая керосинка. Это что был за зверь?
 
В позапрошлом веке слово музей обозначало просто-напросто собрание затейливых вещей, выставленных напоказ. Большинство музеев представляло из себя несколько тесных комнатенок, заполненных всякими экзотическими экспонатами, подобранными вполне случайно. И туда ходили просто для того, чтобы удовлетворить свое самое низменное любопытство.
 
Телефон - изобретение американское. Изобрел его Александр Белл - не столько инженер, сколько врач. Он пытался сконструировать специальный прибор для глухих, который делал бы невидимые звуки видимыми. И в качестве "побочного продукта" вдруг изобрел телефон.
 
Билеты продавались исключительно в художественном магазине Дациаро на Кузнецком мосту. Рубль за 10 минут - были деньги приличные. Как не трудно догадаться, этим временем никто не ограничивался, и за прослушивание оперы целиком следовало выложить около двух червонцев. Для сравнения: стакан чаю с сахаром стоил в чайной-столовой Попечительства о народной трезвости стоил всего лишь копейку, а чашка кофе - 5 копеек.
 
Кинотеатр "Художественный - самый, пожалуй, замечательный кинотеатр города. Один из первых. В центре. Построенный известным архитектором. И с прелюбопытнейшей историей. Самым знаменитым он стал сразу же после открытия. Ведь "Художественный" - первый, здание которого строилось именно как кинотеатр.
 
В доме по соседству (сохранившемся, с мезонином) в 1910 году открылось одно из интереснейших издательств - "Мусагет". Здесь бывали Брюсов, Леонид Андреев, Игорь Северянин и Бальмонт, однако по большому счету издательство создавалось под одного автора - Андрея Белого.
 
Перед Великой Отечественной войной здесь выстроили высокое, монументальное здание. А завершала его статуя девушки работы скульптора Г. Мотовилова. Она стояла на одном из колпачков, там, где сейчас реклама. По словам предвоенных путеводителей, это была огромная фигура "девушки, раскинувшей руки в счастливом, радостном движении навстречу восходящему солнцу". В честь нее кондитерскую, размещенную на первом этаже, звали "под юбкой".
 
Здание кинотеатра "Колизей" (Чистопрудный бульвар, 19) построено в 1912 году по проекту архитектора Р. Клейна. Дом этот во многом типичен. В 1912 году в Москве был синематографический бум. Меховщик Гуськов решает выстроить на своем участке очередное учреждение этого рода.
 
Доходный дом Карзинкина (Столешников переулок, 9) построен в 1874 году по проекту архитектора В. Карнеева. Именно здесь проживал репортер, поэт, бытописатель, краевед и путешественник Владимир Гиляровский, автор легендарного исследования "Москва и москвичи". Именно отсюда уходил на репортажи, возвращался с них. Именно тут писал свою "Москву и москвичей" и многие другие книги.
 
А холодец из ножек как не взять? А брынзу? А икру из баклажанов, совершенно не похожую на баночную, магазинную - совсем другой продукт. А маринадную тарелку - только не из овощей и зелени, а из фруктов и ягод - кизил, груша и другие им подобным сласти.
 
К Москве подходил Тамерлан. "Весть о нашествии сего нового Батыя привела в ужас всю Россию. Ожидали такого же общего разрушения, какое за 160 лет перед тем было жребием Государства нашего," - писал Николай Карамзин. Чтобы подбодрить несчастных москвичей, решили принести сюда великую святыню - чудотворную икону Богоматери Владимирской.
 
В 1901 году Московское археологического общество провело конкурс на памятник Первопечатнику. В состав жюри вошли историк Василий Ключевский и художник Аполлинарий Васнецов. В конкурсе победило два проекта, под девизами "Ярославль" и "Плес". Оказалось, что оба принадлежат одному автору - преподавателю Московского училища живописи, ваяния и зодчества Сергею Михайловичу Волнухину.
 
Здание цирка (Цветной бульвар, 13) построено в 1989 году. Первый цирк на этом месте был открыт еще до революции, и был известен как цирк Саламонского. Чем только здесь ни занимались.
 
В 1812 году главный дом сгорел. Много лет стоял он обгоревший. Составлялось немало проектов восстановления его, но только в 1837 году (при сыне Зарубина) было начато строительство дома, точнее - перестройка, так как, судя по плану 1824 года, старое здание не снесли, а включили в состав нового.
 
В советское время здесь естественным образом расположилась советская школа (точнее говоря, она стала наследницей гимназии, многие старые преподаватели так же, как при царизме, проводили тут уроки, и даже продолжали жить в старых, привычных флигелях бывшей усадьбы). Затем - детский сад, спецшкола ВВС и, наконец, библиотека. Но для москвичей это владение все время было ценно в первую очередь литой решеткой.
 
Петровские линии (Петровка, 18 - 20) выстроены в конце XIX века по проекту архитекторов К. Шестакова и Б. Фрейденберга. Этот комплекс далек от классических форм. Он - пряничная эклектика раннего российского капитализма.
 
В Петроверигском переулке, рядом с Маросейкой стоит двухэтажный дом (№ 4). Это не просто один из бесчисленных дореволюционных литературных салонов Москвы. Он - дважды литературный салон.
 
Имелись и мирные аттракционы. Например, "Параболоид чудес" - быстро вращающийся шар. В нем создавалась невесомость, и люди стояли на стенах головами друг к другу. Или "Летающие люди" - он имитировал "мертвую петлю" на самолете. Не забыли и программу краеведческую. То есть, экскурсии по парку, по Москве-реке на катерочках, загородные вылазки, и, подъемы на так называемые "краеведческие вышки".
 
Это здание известно тем, что здесь на протяжении десяти лет, до самой смерти (с 1851 по 1861 годы) жил знаменитый генерал А. П. Ермолов. Оно также известно тем, что в девятнадцатом столетии здесь проживал миллионер Ушков со своей примечательной супругой - примой-балериной Александрой Балашовой. Однако, более всего его прославила американская танцовщица Айседора Дункан, поселившаяся в этом доме в 1921 году.
 
Здание Павелецкого вокзала (Павелецкая площадь, 1) построено в 1900 году по проекту архитектора Н. Квашнина. Этот вокзал расположен на старой и доброй Зацепе. Зацепа - словечко уютное. Со специфическим московским ароматом. Триста лет назад тут размещалась замоскворецкая таможня. У въезда в город нависала цепь, за цепью в выстраивалась очередь гостей столицы, возы которых должны были осматривать отважные таможенники.
 
Именно здесь, в одном из самых жутких, трущобных районов Москвы, среди дешевых пивных и публичных домов и началась литературная карьера Антона Павловича. Разумеется, все это отразилось на его творчестве. Действие многих ранних рассказов происходит именно в этих кварталах. Например, уже упоминавшийся рассказ "Припадок".
 
Жилой дом (Смоленский бульвар, 6 - 8) построен в 1976 году по проекту архитектора Т. Заикина и других. Это место - родина Музея игрушки. Здесь жил энтузиаст игрушечного дела Н. Бартрам, который в 1919 году, презирая холод, голод, прочие напастия, открыл в своих четырех комнатах музей.
 
Дом 9 по улице Красная Пресня – бывшая достопримечательность, мастерская скульптора Коненкова. Ныне дом не существует, он располагался перед современным павильоном метро. Коненков въехал в эту студию в 1914 году. Он здесь не только работал, но и проводил шумные богемные досуги.
 
Дом Морозовых (Большой Трехсвятительский переулок, 1) построен в 1860-е годы по проекту архитектора Г. Черника. История этого дома потрясающе богата на события. Впрочем, скорее, не дома, а землевладения. А может быть, даже и дома - ведь в середине позапрошлого столетия дом не строили с нуля - использовали сохранившиеся стены там, где это виделось рациональным.
 
Дом № 6 по Тверской улице - мрачноватая "сталинская" постройка. И речь здесь, конечно, пойдет не о доме архитектора Мордвинова, а о других трех строениях, которые волею судеб значатся все по тому же адресу. Это Саввинское подворье, гостиница "Дрезден" и церковь Косьмы и Дамиана в Шубине.
 
Московский общепит эпохи Брежнева был откровенно убогим. Тем выше концентрация воспоминаний, связанная с каждым местом.
 
Поэтесса Марина Цветаева никогда не занималась профессиональной педагогической деятельностью. Но личностью она была незаурядной, и притом во всем. С чем бы ни соприкоснулась Марина Ивановна, ко всему она относилась творчески и самобытно. Ничего не делала "как все". Это касалось, разумеется, и воспитания детей.
 
Старая российская традиция - торжественная встреча на вокзале русской знаменитости, возвращающейся после долгой эмиграции. Так встречали Горького, так встречали Бальмонта - так многих встречали. В этом ряду оказался и Петр Кропоткин - летом 1917 года он прибыл в Россию после сорокалетней эмиграции. На Финляндском вокзале тогдашней столицы собралось около 60 тысяч человек. И среди них - первые лица нового, временного правительства - Александр Керенский и Павел Милюков.
 
Мы помним великих актеров, режиссеров, драматургов. Даже некоторых театральных художников помним. А эти два столпа, на которых, собственно, и опиралась дореволюционная театральная жизнь, оказались незаслуженно забыты.
 
Великолепный обитатель коммунальной кухни - утюг для глажения белья. Сегодня, когда утюги легки, изящны и, кажется, сами, без участиях хозяев, гладят все, что нужно - настолько далеко проник прогресс и в этом направлении - многие вообще пренебрегают столь необременительным ритуалам.
 
Внешне ничем почти не примечательный дом 37 по улице Остоженке в действительности – достопримечательность в весьма высоком ранге. Он любопытен даже в наши дни. Здесь, например, привешены две небольшие мемориальные доски. И обе говорят о том, что в этом жил Иван Сергеевич Тургенев. Правда, на левой значится, что он тут проживал с 1839 по 1951 годы, зато на правой - с 1941 по 1951 годы. Правильная – правая.
 
Памятник Гоголю (Арбатская площадь) работы скульптора Николая Томского открыт в 1952 году.
 
В Москве, в Большим Знаменским переулке стоит симпатичный двухэтажный желтый дом-дворец. Он был выстроен еще во времена Екатерины для московского обер-прокурора Василия Хованского. Далее он переходил из рук в руки, до тех пор, пока в 1882 году не был приобретен у вдовы предводителя московского дворянства князя Николая Трубецкого купцом Иваном Щукиным.
 
Это здание звали "московским небоскребом" и построил его в 1914 году известный архитектор, джентльмен и велосипедист Эрнст-Рихард Карлович Нирнзее. Построил для себя, на собственной земле, и поселился собственной персоной. Дом в Большом Гнездниковском и вправду был самым высоким в Москве.
 
1913 году сюда въезжает писатель Н. Д. Телешов, удачно женившийся на одной из представительниц карзинскинской семьи - художницы Елене Андреевне Карзинкиной. Не будучи наделенным исключительным литературным даром, но неутомимый в общении, он прославился не стихами и прозой, а клубом "Среда", собиравшимся здесь же.
 
Это усадебное здание принадлежал поначалу роду Голицыных. В 1860-е годы оно перешло к Востряковым. Традиции там были, мягко скажем, необычные.
 
В кафе "Ханой" (Сущевский вал, дом № 5, строение № 20) редко приходят специально. Но практически каждый москвич время от времени оказывается в этом необычном заведении. Не удивительно - ведь расположено оно в громаднейшем торговом комплексе, торгующем компьютерами, фотоаппаратами, мобильниками, мониторами и тому подобными вещами.
 
Естественно, от большинства обывателей Константин Циолковский отличался разительным образом. Этому способствовало не одно лишь беззаветное увлечение науками и конструированием. Дело в том, что так называемым общественным мнением Циолковский пренебрегал, а ежели и замечал его, то относился иронично.
 
Сухарева башня была очень даже известная. Красивая, таинственная, важная. Горожане называли ее Сухаревой барышней и мечтали выдать замуж за кремлевского красавца - Ивана Великого. Два с половиной века Сухарева башня была одним из символов Москвы. А в ночь с 13 на 14 апреля 1934 года ее начали ломать.
 
Эти мощи почитались москвичами как целительные, и в этом отношении не уступали Иверской иконе Божией Матери, хранящейся в часовне пред Воскресенскими воротами. По Москве ходили сведения об исцелившихся мощами Пантелеймона, и святыню уважали даже люди, относящиеся к православию критически.
 
Памятник Тимирязеву - один из символов послереволюционной Москвы. Он был заложен в ноябре 1922 года, спустя всего-навсего пять лет после того, как власть в России перешла к большевикам. Да и место было выбрано отчасти знаковое - здесь раньше стоял дом князя Гагарина, сгоревший как раз в октябре 1917 года, во время революционных боев.
 
Главная достопримечательность Замоскворнечья - "Третьяковка". И, хотя официально галерея носила имя братьев Третьяковых, Павла и Сергея, это, безусловно, детище одного Павла Михайловича, одного из самобытнейших жителей нашего города.
 
Владел этой гимназией немец Ф. Крейман. Добродушный и демократичный Франц Иванович славился тем, что не мог отказать никому в поступлении. Просто не мог - и все тут. Принимал и тупеньких, и шаловливых.
 
Церковь была построена в самом конце семнадцатого века. Автор ее - архитектор Петрушка Потапов. Так, во всяком случае, считается. Хотя источник этого предположения весьма сомнительный - надпись между колоннами: "Лета 7204 года октября 25 дня, дело рук человеческих, делал именем Петрушка Потапов".
 
А в 1927 году, когда здесь уже размещался Горный институт, здание оказалось в самом центре пристальнейшего внимания общественности. Дело в том, что тут произошло если и не убийство века, то, как минимум, убийство месяца. Три гражданина - братья Кореньковы и примкнувший к ним Смирнов решили поживиться за счет институтской кассы. Выследили кассира. Поняли, когда он получает деньги для стипендии.
 
Домовладение № 17 по Пречистенке - одно из интереснейших в Москве. Вышло так, что множество событий московской, да и всероссийской истории спроецировалось именно на него.
 
Недалеко от Павелецкого вокзала, в начале Дербенской набережной находится бывшая ситценабивная фабрика господина Цинделя. Она была основана в 1823 году швейцарцем Бухером, от него перешла к другому швейцарцу, Штейнбаху, и только в 1847 году фабрику приобрел Эмиль Циндель.
 
На основе своей собственной, "вкусопоощрительной" или "безболевой" методике дрессуры Дуров разработал симпатичные аттракционы - "Мышиная железная дорога", "Кошкин дом" и пр. Просветительская деятельность Дурова была оценена и старыми и новыми властями - после революции, в 1919 году Владимир Леонидович стал обладателем надежного мандата.
 
Дом № 26 по Смоленскому бульвару принадлежал купеческой династии Морозовых. Здесь была устроена собственная электростанция, суетилось множество лакеев, горничных, официантов, поваров. Самой колоритной же персоной был так называемый "кухонный мужик" в кумачевой рубахе - он отвечал за самовар.
 
Ваганьковское кладбище было основано в 1771 году, во время эпидемии чумы и постепенно сделалось одним из наиболее престижных некрополей Москвы. Здесь похоронены Сергей Есенин, Федор Шехтель, Владимир Высоцкий, Марис Лиепа, Алексей Саврасов, Василий Суриков, Георгий Вицин, Леонид Енгибаров, Василий Аксенов, Булат Окуджава - всех не перечесть.
 
Он появился самым первым - в 1953 году. Кроме того, он вышел самым долговязым - 176 метров. Строили его пленные немцы и наши соотечественники-заключенные. А проживали они в помещении, где нынче находится подземный гараж.
 
Все началось в 1907 году, когда Россия "праздновала" скорбный юбилей - со дня смерти генерала Михаила Дмитриевича Скобелева (а скончался он загадочно, в постели проститутки Ванды, прозванной после того события Могилой Скобелева) прошло 25 лет. В честь этой даты власти объявили о начале сбора средств на возведение памятника в Москве.
 
Один из символов военного времени - голос диктора Юрия Левитана, зачитывающего сводки "от Советского информбюро". Совинформбюро было создано практически сразу после вражеского нападения, 24 июня. Подготовка этих сводок сразу же была признана делом стратегически важным - не менее важным, чем сами военные действия. Людям следовало поднимать боевой дух.
 
И у Карандаша был номер - он выходил на манеж с большой авоськой, набитой немыслимыми деликатесами. Черная и красная икра, коньяк, шампанское, коробки конфет и плитки шоколада, сырокопченой колбасой и ананасами. Просто выходил, и молча стоял под светом прожекторов. Зрители, разумеется, тоже молчали. И когда пауза совсем затягивалась, клоун произносил одну из своих коронных фраз: "Я молчу, потому что у меня все есть. А вы почему?"
 
Примерно сотню лет назад московский мир животных вовсе не ограничивался кошками, собачками, птичками в клетках и рыбками в аквариумах. Этот мир был более многообразен и, соответственно, опасен. Да, и сейчас вполне возможно, что в кого-то вцепится спятивший бультерьер или котеночек стащит печенку со стола. Но в Москве тогдашней опасности от братьев меньших подстерегали жителей гораздо чаще.
 
Предполагается, что квас изобрели в Египте, в 3 тысячелетии до нашей эры. В наших же землях он появился около тысячи лет тому назад. Первое его упоминание в летописях относится к 989 году, когда князь Владимир после крещения Руси раздавал православному народу "пищу, мед и квас". Квас не только пили, но и обливались им, когда парились в банях. Историк Костомаров утверждает, что в те времена...
 
Как известно, улица Новый Арбат прошлась по исторической московской застройке бульдозером. Самая же трагическая жертва Нового Арбата - разумеется, площадка. Официально она называлась Собачья площадка, а неофициально - Собачка. Андрей Белый в романе "Москва" сообщал:...
 
Сегодня Арбатская площадь - бесформенный двухъярусный бутерброд, образованный случайным пересечением двух бульваров - Гоголевского и Никитского, Знаменки, Воздвиженки, Малого Афанасьевского и Мерзляковского переулков, Нового Арбата и Арбата. Некогда же эта площадь была аккуратна и мила. Три ее главных достопримечательности - ресторан "Прага", памятник Гоголю и...
 
Первоначально это был обычный особняк постройки рубежа XVIII - XIX столетий, принадлежавший семье полковника П. Кологривова. Но в 1907 году у В. Портнова, тогдашнего владельца здания, возникла вдруг идея - а не переоборудовать ли часть особняка под небольшой театральный зальчик. Сказано - сделано. Идея, однако, пришлась по душе москвичам. И уже в 1911 году...
 
Интересна история домовладения 6 по Яузскому бульвару. Этот участок некогда принадлежал известному предпринимателю, благотворителю и библиофилу А. П. Бахрушину. Самым, пожалуй, серьезным вкладом Алексея Петровича в русскую культуру было составление и издание подробного каталога отечественных коллекционеров, вышедшего в 1916 году под незатейливым названием "Кто что собирает". "Голос минувшего" писал о каталоге...
 
Этот дом был знаменит тем, что на протяжении многих десятилетий, с 1839 по 1909 годы здесь располагался Купеческий клуб. Московские "тит титычи" здесь собирались обсудить свои дела-делишки и, главное, вкусно поесть. Гиляровский описывал здешние кулинарные изыски: "Стерляжья уха; двухаршинные осетры; белуга в рассоле..."
 
Этот "Сюрприз" - всего лишь павильон-стекляшка. Отапливается масляными обогревателями. Обогревателей довольно много, посетителям не холодно, даже когда на улице кусается мороз. Столы, покрытые неброскими скатерками. Простые стулья. Прямо на спинки этих стульев можно вешать...
 
Павильон, выполненный по проекту архитектора Бориса Иофана представлял собой ступенчатое здание высотой 33 метра. По замыслу, тот павильон (по аналогии со строящимся в то же время по его же проекту Дворцом Советов) должна была венчать скульптура. Был объявлен творческий конкурс, в котором победила...
 
Давным-давно на месте этого музея стоял деревянный зверинец, в котором находился слон. Как-то весной ему надоело сидеть взаперти, и животное попыталось выбраться на свободу. В него всадили 144 пули, в результате чего получили 250 пудов мяса и 7 пудов сала. Слон был съеден любопытными до всего экзотического москвичами, а на вместо него тут разместилась живность чуть поменьше статью. Публицист Петр Богатырев писал: "Там, где теперь Политехнический музей..."
 
К 1931 году дошла очередь и до этих планов. Разразилась сенсация - Горький едет в Москву. Естественно, его следовало достойно встретить и достойно разместить. Именно для главного писателя был выделен особняк на Никитской. Наконец-то он вновь становился жилым.
 
Жила обитель полусветскими-полумонастырскими законами. Сестры не принимали постриг и могли поступать на любое время, а затем уходить. Там работала больница, амбулатория, аптека, сиротский приют. Там присматривали за детьми, помогали устроиться на работу, раздавали деньги, продукты, одежду. В первую мировую это был военный госпиталь.
 
Москвичи не говорили "БулоШная", эти кривляния появились в девяностые. Правда, и "булоЧная" говорили редко. "Булочная-кондитерская" не говорили никогда. Просто "сходить за хлебом". Ясно, куда пойдешь за этим хлебом. Не в прачечную же. Супермаркетов в то время не было, они появились ближе к восьмидесятым и назывались "универсамами".
 
Этот забытый ныне клуб существовал в эпоху Гоголя и Пушкина, и находился в переулках рядышком с Петровкой и Каретным рядом. Дом был собственностью популярного в те времена актера Михаила Щепкина (именно в честь него впоследствии был назван знаменитый театральный вуз) и обреталось в нем под три десятка домочадцев - дети, родственники, всяческие лицедеи-приживальщики в неспешном ожидании ангажемента.
 
Дом 22 по Покровке - одна из московских загадок. Например, неизвестно, когда он построен. Краеведы приводят различные годы - 1742, 1766, 1768. Не дошли до нас и сведения об авторе. Кто говорит, что Ухтомский, а кто - знаменитый Растрелли. Говорят, во дворце на Покровке тайно венчалась сама государыня Елизавета. И подарила его мужу - Алексею Разумовскому.
 
Поначалу Нескучное было Демидовским. Правда, оно принадлежало не Акинфию Демидову, известному уральскому заводчику, вошедшему в историю двумя своими качествами, - предприимчивостью и жестокостью, - а сыну, Прокофию Акинфиевичу, известному в то время чудаку. Выходки Демидова были, как говориться, притчей во языцех. И сам он всячески тому содействовал. В частности, когда у Прокофия Акинфиевича скончалась супруга, он...
 
Среди строгих краеведов это здание известно под названием дома Охотникова - по фамилии его ранних владельцев. Однако же исследователи менее строгие гораздо чаще называют его Поливановской гимназией, поскольку в 1868 году здесь разместилась частная гимназия Льва Поливанова - одна из самых необычных в городе Москве.
 
Одна из достопримечательностей города Москвы – так называемая "Погодинская изба" (Погодинская улица, 10-12). Она была построена в 1856 году архитектором Н. Никитиным для известного историка и издателя Михаила Погодина. Впрочем, Погодин и раньше жил здесь - изба является всего лишь одним из флигелей, пристроенных к дому Погодина позднее.
 
Рядом с Садовым кольцом, в доме 17 по Трубниковскому переулку проживал художник, реставратор и коллекционер Илья Остроухов. Он здесь провел почти четыре десятилетия своей жизни - с 1889 по 1929 годы. К счастью, заслуги перед городом и перед страной позволили ему не покидать насиженное место. Тем более, что он еще при жизни...
 
Дворец был возведен на деньги знаменитого предпринимателя Ивана Баташова для его дочери Дарьи, в замужестве Шепелевой. Его, соответственно, и называли то Баташовским, то Шепелевским. И рассказывали всяческие небылицы о жестокостях, происходивших в этих стенах. А повод у рассказов был такой. Семейство Баташовых славилось своими мощными...
 
ДОМ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА (Тверская улица, 13) построен М. Ф. Казаковым в 1782 году в стиле классицизм. Первоначально принадлежал З. Г. Чернышеву, затем был приобретен казной и приспособлен для резиденции московских генерал-губернаторов. Перестраивался в 1792, 1930 и 1946 годы. В 1938 году был несколько передвинут вглубь квартала.
 
Всем известны очертания Эйфелевой башни, египетских пирамид, лондонского Биг-Бена. Москва в этом отношении - одна из мировых лидеров. Здесь столько знаменитых статуй, зданий и сооружений, что многие из них даже используются в логотипах.
 
Одним из советских фрейдистских оазисов был дом 6/2 по улице Малой Никитской. Его построил в 1902 году известный архитектор Федор Шехтель для купца и мецената Степана Рябушинского. После революции здесь разместился один из департаментов Наркомата иностранных дел, затем его сменило правление Госиздата, а в 1924 году сюда вселился Государственный психоаналитический институт.
 
Существовали еще и патефоны "Малютка", они же "пляжные". Этот девайс был размером со школьный учебник, пластинка сильно выступала за его габариты, звучал он тише и при том противнее и особой популярностью не пользовался. Если что, на тот же пляж можно было взять и настоящий патефон. Юрий Трифонов писал...
 
Вместо вина за те же деньги автомат мог нацедить рюмку мадеры, хереса, ликеру и даже стаканчик глинтвейну. Кружка пива стоила 10 копеек, самой же демократичной была водка – пятачок за маленькую рюмочку и гривенник за рюмочку большую. Дороже всех напитков был, конечно же...
 
Невозможно назвать дату появления первой книги. Как только человек додумался фиксировать некое изображение на неком носителе с помощью некого девайса, он выпустил первую книгу. Кайлом на скале, углем на камне, палочкой на песке. И не важно, что в то время не существовало алфавитов, письменности, что изображались какие-то немыслимые кружочки, скелетики, стрелочки - главное, что все эти кракозябры призваны были нести...
 
Поначалу "Прага" был трактир. Трактир довольно заурядный. Настолько заурядный, что извозчики, частенько посещавшие это общепитовское заведение, прозвали его "Брагой". Впрочем, слово "Прага" вряд ли было им вообще известно. Хотя, некая претензия на роскошь тут...
 
Особняк Гагариных (Никитский бульвар, 8а) построен во второй половине XVIII века. Это здание в разное время было собственностью разных владельцев. В 1877 году - по проекту архитектора А. Вивьена - его весьма заметно перестроили. В то время дом принадлежала одной купеческой семье. А в 1920 году здесь разместился Дом печати. В его уставе говорилось...
 
В краеведческой литературе этот дом известен как Дом Герцена. Именно здесь жил дядя автора "Былого и дум", именно здесь он родился. Несовпадение фамилий отца (Яковлев) и сына (Герцен) объясняется просто. Богатый жуир Иван Герцен и его легкомысленная супруга-немка Генриетта Луиза Гааг лично придумали ему фамилию. От немецкого слова "Herz" - "сердце". Таким оригинальным образом они увековечили свою любовь.
 
Река Яуза - одна из главных водных магистралей города Москвы и самый крупный приток Москва-реки; Ее длина 48 километров, из которых 29 находится в черте города. Имеет множество своих притоков: Чермянку, Лихоборку, Каменку, Горячку, Рыбинку, Черногрязку, Ичку, Хапиловку, Синичку и так далее.
 
Театр Корша (Петровский переулок, 3) построен в 1885 году по проекту архитектора М. Чичагова. Это здание было построено на пожертвование театралов Бахрушиных. Впрочем, слава его была неоднозначна. Спектакли Корша - было дело - критиковал Антон Павлович Чехов. В частности...
 
Репортаж о московском кафе "Тамбовское подворье", написанный в 2008 году.
 
Дом Черткова (Мясницкая улица, 7) построен во второй половине XVIII века по проекту архитектора С. Карина. Он один из самых ярких на Мясницкой улице. Трудно поверить в его возраст. Впрочем, здесь заслуга реставраторов, которые, стремясь...
 
Потрясающая достопримечательность Москвы – некрополь Донского монастыря. Тут было похоронено немало знаменитостей. Петр Чаадаев, Александр Сумароков, Осип Иванович Бове, историк В. Ключевский, композитор С. Танеев, художник Валентин Серов и многие другие. Среди прочих...
 
Недалеко от Курского вокзала стоит очаровательный особнячок с роскошным парком позади него. В наши дни он несколько пообносился, тем не менее все же хранит остатки былой роскоши. А некогда здание было одной из московских диковинок. Краевед Никольский так писал о нем в начале прошлого столетия...
 
Булгаков часто приходил в мансуровский домишко и, сидя в полуподвальчике, работал над своим романом. Так что обстановка была списана практически с натуры. Но параллелей между ощущениями Булгакова и выдуманного Булгаковым героя проводить все же не стоит. Мастер вселился в тот полуподвальчик, чтобы...