Мякиш и Королева

Мы братья Контейнеры. А что? Фамилия у нас такая - Контейнеры. Серега и Миха. Не хуже других.
Мы погодки вообще-то. Я старший. Но все думают, что мы близнецы. И всегда так думали. И в школе тоже, хотя я на класс старше учился. Рост у нас очень маленький, разница никогда не бросалась в глаза.
И похожи мы внешне. Внешность потешная у нас. Действительно как контейнеры. Головы квадратные, стрижены коротко. И животы квадратные.
Движения у нас какие-то не плавные. Резкие, дерганные, будто два робота идут. Мы с братиком обычно вместе ходим. С детства так привыкли. Проще было выживать. Над нами издевались постоянно. А сейчас лучше для бизнеса.
И пиджаки почему-то топорщатся. Мы любим в пиджаках ходить.
И музыку любим. Шансончик.
Над нами и сейчас многие в городе издеваются. Обзываются за глаза: андроиды, андроиды, самсунги. Мы об таких даже не пачкаемся. У нас для этого есть служба безопасности. Она такие случаи выявляет и дальше действует по обстоятельствам. Если дети неразумные, то так, уши накрутят и объяснят что к чему. А если взрослый человек или там женщина, тогда и отвечать должен по-взрослому.
Говорят, что мы весь город в страхе держим. Ну да, держим. Ну и что?
У нас с братиком бизнес вообще-то. Знаете, наверное, огромный торгово-гостиничный центр на стрелке, Контейнер-плаза? Это наш.
Мы с братиком там и живем. У нас апартаменты в пентхаусе.
А еще у нас есть котик Мякиш и кошка Королева. Там история была вообще огонь.
Мякиша мы с братиком случайно подобрали. Шли по набережной, а он прямо на парапете сидит и трясется от холода. Того и гляди в речку свалится. Ну как такого не подобрать?
А потом мы для него завели Королеву. То есть для себя, конечно. Но и для него. Не кастрировать же парня.
Мякиш типичный дворняга, а Королева элитная кошечка. Порода называется Саванна, лям рублей отдали. Но для Мякиша не жалко, для мальчика для нашего.
Прямо все как у людей. Пацан из подворотни, в полотенце сморкается, а жена у него - миска. Мисс Москва там или мисс Россия. Шутка. Наш Мякиш круче всех.
И вот, значит, какая история. Мы кошек своих особенно не ограничивали. Ходили где хотели. Сами понимаете, чтобы обидеть котика самих братьев Контейнеров - это нужно быть больным на всю тыкву. Но беда не оттуда зашла.
Вышел я прошлой весной на задний двор - проинспектировать, что там и как. И тут по улице 8 марта машина едет. А улица - вы знаете, одно название, что улица. Грязный, поганый переулок. И вдруг слышу - тормоза визжат, колеса шуршат и страшный вопль, такой вопль боли. Ну, мало ли, что бывает.
А у меня почему-то сердце не на месте. Вышел посмотреть - а там наш Мякиш лежит! Это его какой-то дебилоид переехал - и удрал. Мякиш живой - но какой! Мешанина кровавая, и животик весь видно. В смысле, все, что внутри. Но дышит.
Что делать? Счет на минуты. Откуда-то вспомнилось: надо давать много пить. Хорошо, кругом лужи. Набрал в горсть воды - и к мордочке мякишевой. Смотрю, пьет.
А я без телефона вышел. И за помощью не сходишь, кота тут одного не оставишь. А он еще смотрит так доверчиво. Дескать, ну ты же правильный пацан, ну сделай уже что-нибудь.
Ты извини, я слезы вытру. Извини.
А народу вообще никого. Там никто и не ходит, промзона.
И вот, значит, я ложусь животом прямо в лужу, поперек улицы. Так, чтобы меня не объехать. А там реально - либо меня давить, либо тормозить. Притом первое реальнее - гоняют там как звери. А мне пофиг - Мякиш умирает.
Повезло. Остановился старикан какой-то на жигуленке. Ехал километров сорок в час. Он чуть заикой не стал - видит, сам Контейнер лежит в луже посреди дороги. Внешность-то у нас запоминающаяся, не перепутаешь.
Ну, я ему ему: давай скорей мобилу! А телефоны наизусть не помню. Швырнул ему назад эту мобилу, беги говорю, на проходную, срочно сюда охрану и связь. Дед оказался адекватный, все нормально сделал. Ну, а когда ситуация под контролем, все проще. Пока неслись с мигалкой, созвонились с самой крутой ветеринарной клиникой, там уже начали стол готовить для операции.
Но все равно вернуть кота как было не смогли. Остался он глубоким инвалидом.
А тут и вторая беда. Королева, как увидела своего Мякиша, есть перестала. Воду лакает, а есть - ни в какую. А потом в окно выбросилась. Вот реально, как человек. У нее может, и рефлекс сработал бы, говорят, кошки всегда на четыре лапы приземляются. Но там рельс торчал из стены, и Королева наша прямо вот об этот рельс. И привычной дорогой - в ветеринарную хирургию. И опять та же история. К жизни вернули, но не полностью.
В общем, наши безопасники стали искать лучшего в мире доктора по кошкам. И нашли. В Германии. Зовут хер Херц. Оказывается, что мы Контейнеры - это вообще фигня. Тут вот целый хер Херц. Шутка
А дальше дело техники. Точнее, дело денег. Мы Херца купили по самые усики. Вообще с потрохами. Он теперь тут у нас проживает пожизненно, при котиках наших. То есть до самой своей смерти. Ну, или до смерти котиков. Правда, контракт так составлен, что лучше бы ему не доживать до смерти котиков. Для него, в смысле, лучше. А для котиков - конечно, пусть живет.
У нас целый зал посвящен Мякишу и Королеве. Типа музейного. Так и написано на входе - "Мякиш и Королева". Питерские дизайнеры занимались, студия Акакия Пингвинова, крутая очень.
Шурум-бурум такой сделали на тему котиков.
А настоящих Мякиша и Королеву мы, конечно, не показываем. Они выжили, живут. Но как живут! Бритые, искромсанные, все в каких- то капельницах, трубках. Зачем их показывать? Люди к нам за праздником пришли - а мы им такое. Это и не по понятиям, и не по бизнесу.
Ираклий, наш начальник службы безопасности, сразу сказал, что вычислит водителя, который Мякиша переехал. Но мы с братиком были категорически против.
Он же прекрасно понимает, кого кота переехал. Может, ему этот кот по ночам теперь снится. Может, он за руль больше не сядет никогда. А тут еще и наша служба безопасности: привет, давай поговорим. Не нужно этого.
Был такой писатель, тезка мой, Сергей Довлатов. Мы с братиком, вообще читать не очень любим, но Довлатов нам нравится. С понятиями был мужик. Особенно про зону хорошо писал. Читаешь - как шансончик слушаешь.
Я это к тому, что он написал: милосердие выше справедливости. По справедливости, конечно, надо было бы найти того водилу и испепелить за Мякиша. Но мы проявим милосердие. Пускай живет. Он же по любому не нарочно это сделал.