Калужский торг

В самом центре города Калуги высится церковь Жен Мироносиц, весьма изящный храм и, вместе с тем - калужский долгострой. Строили ее, все время что-то переделывая, поправляя, больше полувека - с 1798 по 1851 годы. Кстати, при постройки храма мастера использовали семь сотен деревянных свай - поскольку в прошлом до этого места доходил глубочайший Березуйский овраг, и почва тут не отличается особой крепкостью.

Здесь же располагался и так называемый Новый торг, специализировавшийся, в основном, на продуктах - овощи, фрукты и хлеб. Однако торговали тут и всяческими несъедобными товарами - лаптями, конской сбруей, мисками, а также новыми и старыми велосипедами. Вообще, в Калуге существует нечто вроде культа этого недорогого, но практичного средства передвижения. До сих пор в любое время года, при любой погоде можно встретить и младенца, и студента, и даже пожилую женщину, с усердием вращающих педали на калужских крутых улочках.

В наши дни Калуга - город тихий и достаточно свободный от нашествия иногородних продавцов и покупателей. Во всяком случае, крупным торговым пунктом (таким, к примеру, как Москва, Калининград или же Астрахань, его не назовешь. Трудно поверить, что столетия назад Калуга славилась как раз своей торговой деятельностью.

Голландец Исаак Масса писал в самом начале семнадцатого столетия: "Это… город многолюдный, и в нем всегда шла торговля солью с землей Северской, Комарицкой волостью и другими соседними местами, откуда привозили мед, воск, лен, кожи и другие подобные товары, так что она хорошо была снабжена".

Другой иноземец сообщал европейцам уже в середине того же столетия: "В этой Калуге стоит множество судов, на коих перевозят продукты в Москву; все они покрыты широкою древесною корой, которая лучше деревянных досок".

Краевед Д. И. Малинин так описывал ассортимент здешнего рынка: "За границу калужские купцы ездили в Данциг, Берлин, Лейпциг и др. города, торгуя там мерлушками, юфтью, воском, а оттуда привозили шерстяные, шелковые, бумажные и нитяные товары, галантерейные вещи, фарфоровую посуду и жемчуг - на сумму более 200 тыс. руб., каковые товары они и продавали по городам и ярмаркам Великороссии и Малороссии, в Москве и в самой Калуге. Некоторые купцы из калужан торговали в Польше по городам и местечкам китайкой, чаем, сахаром, перцем, бадьяном, серым имбирем, московским крепом, поясами, сандалом, квасцами, писчей бумагой, холстом, пушными товарами, московскими шелковыми платками, кушаками и шелком на сумму от 30 до 50 тыс. руб. Мещане калужские занимались трепаньем и вязаньем пеньки, чесанием пакли, выделкою веревок; они же работали в каменщиках и штукатурах; нанимались в сидельцы и приказчики. Некоторые же делали с особливым искусством грешневое тесто ("калужское"), которого продавали на 6 тыс. руб.".


* * *

Калужское тесто на этом торгу занимало особое место То был весьма своеобразный продукт и одновременно - один из символов старой Калуги. Столетие назад оно было настолько знаменитым, что ему был посвящен целый журнал. Он так и назывался - "Калужское тесто".

Рецепт его был, в общем-то, достаточно простой: "Сухари из чистого ржаного или пшеничного хлеба размалывались в порошок. Полученную сухарную муку всыпали в распущенный на огне сахар, смешивали с патокой и пряностями. Готовое тесто должно быть плотным, тяжелым, хорошо резаться ножом, но не представлять из себя клейкой, тягучей массы и рассыпаться во рту".

Но это, разумеется, основа. Дальше каждый мастер фантазировал как мог.

Тесту посвящались поэтические строки:


Наслаждаться коль хотите,

Благоденствовать всегда -

Теста нашего возьмите

Вы в Калуге, господа.


Тесто было не зазорно подарить своей возлюбленной:


В сей сладкий день рождения твоего, -

Наталия, любимая невеста,

Позволь с букетом роз из сада моего

Поднесть тебе с полфунта теста.


Журнал же "Калужское тесто" вообще не стеснялся в панегириках этому необычайному лакомству:


Тесто! Тесто! В целом мире

Нет такого ей же, ей!

В нем Калуга как в порфире

В нем Калуга до ушей!


А житель Ростова Великого, купец А. Титов обвинял это тесто в затворничестве своего приятеля Н. В. Султанова:


Калужским тестом соблазнившись,

Проклявши Тестова трактир,

В своем Прудкове поселившись,

Зачем покинул грешный мир?


Мы все склоняемся ко гробу:

Нам ад готовит Асмодей.

Побереги свою утробу:

Не ешь калужских калачей.


Прудково, или же Прудки - село в Калужской области. И, по свидетельству купца-поэта А. Титова, именно тесто калужское заставило г-на Султанова обосноваться в глубинке, презрев светскую жизнь.

Тесто стояло в одном ряду с местными дивами: "В Калуге женщины красавицы писанные, с рязанскими не чета. А к чаю подают здесь хлеб ржаной, патокой с сахаром помазанный, такой нигде не едал, даже в Казани".

В готовом виде это тесто представляло из себя обычный черный хлеб, но с добавлением разных сиропов. Товар, как говорится, на любителя. Гастрономические вкусы жителей Калуги вообще были весьма оригинальными. Это было видно даже по обычным магазинным прейскурантам. Бутылка простой водки, например, стоила около рубля, а вот "Рижский бальзам" - всего 20 копеек. Горожане покупали "этот деготь" только если не хватало денег на "простое хлебное вино" или какую-нибудь там "листовку".

История же появления этого теста - одна из калужских загадок. В статистическом описании Калужской губернии (1864 год) значится: "Печение медовых пряников, наподобие вяземских, принадлежит исключительно Перемышльскому мещанину Беляеву, прозывающемуся также Курилиным. Он приобрел известность эту деланием медового и сахарного теста из сухарей черного хлеба. Тесто это называется Калужским и имеет некоторый сбыт на месте".


* * *

Эта же рыночная площадь изобиловала всякими бесхитростными развлечениями (карусель, "говорящая голова", возможность сфотографироваться, просунув голову в фанерку, с самолетом, нарисованным не ней). Кроме традиционных, общероссийских забав, проходили тут игры сугубо калужские. К примеру, "метание пряников". Правда, метали не пряники, а острый топор. Если игрок перерубал топором пряник, то съедал его в качестве выигрыша. Если же не перерубал, лишался собственного пряника, перед тем выставленного на кон.

Одним из популярнейших аттракционов прошлого была так называемая "медвежья комедия". Она практиковалась в Калуге вплоть до тридцатых годов двадцатого века. Самых известных калужских медведей звали Зоя Ивановна и Мартын Иванович. Братом и сестрой они не были - просто на более сложные отчества у "комедиантов" не хватило фантазии.

Собственно же "комедия" была весьма бесхитростной и, большому счету, сводилась к тому, что медведи передразнивали всяческие человеческие действия ("как барышни, идя на гуляние, пудрятся", "как барышня стесняется кавалера", "как московские кухарки идут за водой", "как в праздничный день пьяные на базаре шатаются", "как старушка под кустиком отдыхает" и пр.). А заканчивалось выступление борьбою вожака с медведем - зрелищем небезопасным, а потому и особо востребованным завсегдатаями торговых площадей.


* * *

Кроме того, Новый торг был центром распространения калужских слухов. А на слухи, а также на всяческие замысловатые приметы и обычаи, жители города были большими охотниками. Вот, например, отнюдь не полный перечень калужских суеверий, составленный еще в девятнадцатом веке:

"Верили, что духи или так называемые домовые откармливали лошадей: приносили им из других домов овес и сено, и лошадей те же духи по капризам мучили, уносили у них корм, по сему суевернейшие в Великой Четверток тихонько ставили для тех духов в слуховых окнах кисель…

Накануне 24 июня женщины и девки сходились на игрища, из мужчин проворнейшие отправлялись искать кладов, над коими, по рассказам других еще суевернейших, являлись будто бы горящие огни…

Посещая малые ярмарки, на прим. в Петров день, кидали в колодезь деньги, зеленый лук, яйца и проч."


* * *

Здесь же подвизались и калужские юродивые. А этим братом издавна славилась здешняя земля. Некоторые из них, случалось, делали на своем поприще головокружительнейшие карьеры. В частности, Митя Коляба. О нем писал Морис Палеолог, посол Франции в Санкт-Петербурге: "Митя Коляба такой же слабоумный, "блаженный", "юродивый", как тот, который произносит роковые слова в "Борисе Годунове". Он родился около 1865 г. в окрестностях Калуги, он глухой, немой, полуслепой, кривоногий, с кривым позвоночником, с двумя обрубками вместо рук. Его мозг, атрофированный, как и его члены, вмещает лишь небольшое число рудиментных идей, которые он выражает гортанными звуками, заиканием, ворчанием, мычанием, визжанием и беспорядочной жестикуляцией своих обрубков. В течение нескольких лет его призревали из милости в монастыре, в Оптиной Пустыни, близ Козельска. Однажды в нем заметили странные приступы волнения с промежутками оцепенения, похожими на экстаз. В 1901 г. его повезли в Петроград, где царь и царица высоко оценили его пророческое ясновидение, хотя они были в то время в полном подчинении у мага Филиппа. Во время несчастной японской войны Митя Коляба, казалось, призван был сыграть крупную роль. Но неловкие друзья впутали его в эпическую ссору Распутина с епископом Гермогеном. Он вынужден был на время исчезнуть, чтобы избежать мести своего страшного соперника. В настоящее время он живет среди небольшой тайной секты и ждет своего часа".

Вот такие царедворцы из Калуги были при императоре Николае Втором.


* * *

И, конечно, на торговой площади располагались многочисленные кабачки, трактиры и иные общепитовские заведения. "Калужские губернские ведомости" сообщали в 1860 году: "В наших трактирах кушанья готовятся вообще довольно изрядно, надо сказать правду; каждодневный обед там обойдется недешево. Вот цены некоторым порциям, названия которых буквально выписывались из прейскуранта одного из лучших трактиров: щи рублиные алярус 20 к., консоме с пулярдай 20 к., перашки печерские 3 к., говядина бефиштекс по англински 23 к., маришал ряпчик с шуфлером 35 к., котлет отбифные скартофелью 23 к., антрюме пудинг изсухарей 40 к., рябчик 40 к. и пр.".

Надо полагать, что заведения на этой площади были все же значительно дешевле (цены здесь приводятся по тому времени и впрямь какие-то невероятные). Однако же стилистика меню, скорее всего, оставалась неизменной.

 
Подробнее об истории города  - в историческом путеводителе "Калуга. Городские прогулки". Просто нажмите на обложку.