Тосно

"Поехавши из Петербурга, я воображал себе, что дорога была наилучшая. Таковою ее почитали все те, которые ездили по ней вслед государя. Такова она была действительно, но - на малое время. Земля, насыпанная на дороге, сделав ее гладкою в сухое время, дождями разжиженная, произвела великую грязь среди лета и сделала ее непроходимою... Обеспокоен дурною дорогою, я, встав из кибитки, вошел в почтовую избу, в намерении отдохнуть. В избе нашел я проезжающего, который, сидя за обыкновенным длинным крестьянским столом в переднем углу, разбирал бумаги и просил почтового комиссара, чтобы ему поскорее велел дать лошадей. На вопрос мой - кто он был? - узнал я, что то был старого покрою стряпчий, едущий в Петербург с великим множеством изодранных бумаг, которые он тогда разбирал. Я немедля вступил с ним в разговор".

Так писал Александр Радищев о Тосно - станции, расположенной совсем не далеко от Петербурга и названной по имени речушки Тосны. Первое упоминание о деревне "Тосна Матуево на реце на Тосной" относится к 1500 году, и было в ней тогда всего лишь два домохозяина - Бориско и Мартынко Матюковы.

Здесь располагалась почтовая станция - та самая, на которой оказался Радищев. Служащие на станции были плутоваты. В частности, испанский путешественник Франсиско де Миранда, побывавший здесь в 1787 году, записывал в своем отчете: "Продолжил путь на тройке по хорошей дороге. Леса тянутся до самой Тосны, расположенной в 26 верстах от предыдущей остановки. На почтовом дворе сказали, что коней нет и мне придется нанимать их у местных крестьян, явно желая сыграть со мной ту же шутку, какая приключилась при подъезде к Москве. Однако, дабы обезопасить себя, я заблаговременно попросил указать в подорожной, что в случае отсутствия почтовых лошадей смотритель должен сам раздобыть их у крестьян. А потому накричал на него, заставил прочесть этот пункт, и все сразу уладилось, не то мне пришлось бы попортить себе немало крови. Я уж не говорю, что было бы, не окажись при мне подорожной! Пока запрягали, я спросил кофе, который мне тотчас был подан, и продолжил путь".

Как и в большой части населенных пунктов, упомянутых в этом путеводителе, Тосна начала бурно развиваться после прокладки железнодорожных путей. Поначалу на платформе стоял скромный одноэтажный пассажирский павильон со скромненькой квартиркой для начальника. Однако в 1880 году тот павильон надстроили еще одним этажом, а спустя еще восемь лет соорудили багажный сарай. Надо ли говорить о том, что в Тосно проживали большей частью железнодорожники - станция в который раз сделалась градообразующим предприятием.

В книге "Волости и важнейшие селения европейской России", вышедшей в 1885 году, говорится: "Ям-Тосна - слобода бывшая государственная при реках Тосне и Смоляной, дворов - 363, жителей - 2048; волостное правление (до уездного города 35 вёрст), церковь православная, часовня, школа, богадельня, почтовое отделение и станция, 16 лавок, 24 постоялых двора".

Страсти в городе Тосно кипели нешуточные. В частности, в 1909 году "Петербургский листок" сообщал: "Близ станции "Тосно", Николаевской железной дороги, произошел следующий факт.

23-го Декабря кр. Иван Семенов и Николай Федоров играли в "банчок".

Вскоре Семенов проиграл партнеру 65 коп. Это было все его состояние.

Желание отыграться во что бы то ни стало сильно овладело им, но Федоров категорически отказался играть в кредит.

Семенов призадумался.

- Знаешь ли что, - хочешь играть на мою жену? - предложил ему Семенов.

- То есть как это? - недоумевал Федоров.

- А очень просто: коли проиграю еще 65 копеек - возьми мою жену. Она твоя тогда, - пояснил Семенов.

Федоров согласился.

Сели играть.

И на этот раз Семенов проиграл.

- Давай жену! - потребовал Федоров.

- Поди и возьми ее, - последовал ответ.

Федоров позвал жену партнера, Пелагею.

Узнав, что она проиграна, женщина залилась слезами и стала умолять Федорова отказаться от нее.

Но тот и слушать не хотел.

Тогда Пелагея в порыве отчаяния набросилась на мужа и нанесла ему палкой сильный удар по голове; тот впал бессознательное состояние.

Федорову же, вступившемуся за своего несчастного партнера, Пелагея откусила нос.

Обоим пострадавшим 25-го Декабря в одной из петербургских амбулаторий оказана медицинская помощь".

А в 1911 году под обстрел вдруг попали собаки. Газета "Вечернее время" писала: "Нас просят огласить возмутительный факт. В поселке Тосне, при станции Николаевской жел. дор., в 2 ч. дня, четверо полицейских стражников занимались истреблением обывательских собак. По собакам стреляли из ружей, нисколько не стесняясь тем. что в это время проходят и взрослые и дети.

Истребляют не только бездомных собак, но и цепных".

Вот какие возмутительные стражники.

(Из книги: Алексей Митрофанов, Москва-Петербург. Станционный путеводитель - КоЛибри, 2013)