Московская дубрава

В сознании многих москвичей история парка "Дубки" берет свое начало еще с петровских времен. Якобы в 1710-е годы царь Петр Первый решил устроить здесь свою загородную резиденцию. Чем-то ему приглянулась именно эта дубовая роща.


Вырыли пруды, проложили дорожки, построили царский дворец. Сам царь собственноручно посадил здесь несколько дубов. Приступили было к сооружению столь любимых Петром каналов и фонтанов, но что-то отвлекло первого русского императора. А после его смерти парк забросили.

У этой легенды очень много слабых мест. Почему царь Петр, который настолько ненавидел Москву, что даже отстроил на болотах новую столицу, вдруг решил обосноваться в ближнем - даже по тогдашним меркам - Подмосковье. Зачем понадобилось Петру Первому высаживать дубы в густой дубовой роще? Куда подевался дворец? И так далее.

В действительности, все это, конечно, было - только в другом парке "Дубки", в городе Сестрорецке, рядом с Петербургом. Но эта путаница настолько плотно вошла в сознание людей, что превратилась в здешнюю легенду.

Существует еще один миф, тоже связанный с Петром Великим. Якобы, он распорядился обустроить здесь ферму по типу голландских, от чего местность получила имя Астрадамово, то есть, искаженное название города Амстердам. И как раз в честь того Астрадамова были называны Астрадамские улицы и Астрадамский переулок.

Но и это всего лишь легенда. Еще до Петра здесь была Острогонова пустошб, названая по имени ее владельца, некого Острогана. От этого Острогана возникло название Остроганово, которое трансформировалось в Остродамово, а затем и в Астрадамово.

Тем не менее, подобные легенды не менее важны для городского духа, чем подлинная история, подкрепленная безупречными документами.


* * *

Реальная история этого места началась в девятнадцатом веке. В 1861 году часть тогдашней Останкинской дубравы, вместе с усадьбой Петровско-Разумовское, перешло в собственность сельскохозяйственной академии. Рощу стали постепенно вырубать под дачное строительство и, одновременно, пробивать в ней просеки для отдыхающих. Да, часть деревьев таким образом была утрачена, но иначе эта роща так и оставалась бы "вещью в себе" и радовала бы одних только зверей и птиц.

Здесь даже хотели разместить московский зоопарк. Но власти смутила удаленность от города. А на нынешней Академической улице даже высадили дополнительные дубы, в честь чего улица одно время называлась Дубовой.

Основное достоинство парка - отнюдь не дорожки, скамейки и детские аттракционы, хотя все это тоже прекрасно. Главное здесь - подлинность. Парк является частью настоящей подмосковной дубравы, чудом сохранившейся чуть ли не в центре Москвы. Ничего подобного больше не существует.

Два романтических пруда - Большой и Малый, деревянный мостик над протокой между ними, беседка-ротонда, лабиринт укромных тропок - все это, безусловно, придает древней дубраве привлекательности. Но основа парка - именно дубы. Без них вся здешняя инфраструктура моментально потеряет смысл.


* * *

Среди окрестных жителей бытует любопытная легенда - о том, что Малый пруд был образован в 1941 году. Якобы здесь разорвало фашистскую бомбу, вследствие чего образовался глубокий котлован, который постепенно заполнился водой.

Во второй половине сороковых годов прошлого века рощу уже пытались вырубить. В ее защиту, как ни странно, выступил государственный чиновник, районных инженер-озеленитель. Именно он сплотил вокруг себя группу внушительную группу здешних жителей - и в результате власти поменяли свои планы. Вырубка прекратилась, посадили новые, молодые дубки, а также сирень и другие кустарники. Очистили пруды.

Собственно, в то время парк и сделался полноценным парком. Тогда же появилось и официальное название - "Дубки". А в 1967 году в честь парка назвали и улицу Дубки.

В восьмидесятые годы история вдруг повторилась. Снова возникла угроза застройки территории парка. И снова "Дубки" удалось отстоять и, как в прошлый раз, еще более благоустроить.

А в 55-летний юбилей победы в Великой Отечественной здесь был установлен памятник жителям Тимирязевского района, погибшим на фронтах этой войны.


* * *

Главная же достопримечательность "Дубков" - конечно, воссозданная деревянная церковь. Храм построен был на средства 675-й Тульской пешей дружины, расквартированной здесь в Первую мировую. Впрочем, часть денег дали местные дачники. Церковь была рассчитана всего на сотню человек и предназначалась исключительно для духовного окормления пехотинцев. К тому же церковь была летней.

Газеты писали: "Представляя собой археологическую ценность как собрание редчайших икон, этот храм является в то же время первой в России церковью-памятником переживаемых событий".

Сам Шехтель был горд, называл этот храм своей лучшей постройкой.

После революции храм сделался приходским. Разумеется, не от хорошей жизни - церкви в здешних окрестностях закрывались одна за другой, и число прихожан выросло до двух тысяч.

Федор Осипович обратился в Строительную комиссию с докладом. Он писал: "Кроме технических мер для поддержания жизнеспособности этой летней, легкой постройки, я очень настаиваю на том, чтобы украсить храм внутри росписью. Сделать его радостным и благолепным, чтобы его полюбили прихожане и, может быть, удовольствовались без новой церкви. Весь бело-светлый внутри, с райскими цветулями, он должен очаровать их".

Но основной причиной для этого обращения все таки послужила именно необходимость "технических мер", то есть, укрепления храмовых стен и фундамента. Не то, чтоб Шехтель сделал церковь плохо - нет, он просто делал ее совершенно для другого. Запланированную сотню человек храм с легкостью вмещал, а "цветули" суровым пехотинцам были совершенно ни к чему.

Но власть поступила иначе. В тридацатые храм был закрыт, от него отломали звонницу и шатер. Некоторое время он использовался в качестве женского общежития, при этом регулярно создавал проблемы для милиции - слишком уж нехристианскими были в том общежитии нравы.

И в 1960-е храм окончательно снесли, и уже в наше время восстановили. Правда, на другом месте - первоначальное на тот момент было занято жилым домом.