Пионеры частной телефонии

На заре телефонизации многие богатые россияне связывали свой городской особняк с загородной усадьбой. Бывало, что сам город еще не обзавелся телефонной станцией и телефонной сетью, а местные предприниматели уже вовсю пользуются благами цивилизации.
В частности, в Костроме это была семья табачных промышленников Чумаковых. Один из них писал в воспоминаниях о своем родственнике: "Михаил Михайлович приобрел пароходик "Ефим", который перевозил грузы с той стороны Волги, с товарной ветки, в Кострому, к бегу мельницы (фирма Чумаковых, кроме всего прочего, имела мельницу - авт.) По его инициативе на мельнице, а потом и на фабрике, в доме и в других постройках было проведено электрическое освещение, по тем временам большая редкость... Михаил Михайлович провел чуть ли не первую в Костроме телефонную связь с конторой и усадьбой Васильевское. Телефонные аппараты были старинного образца, очень большие. Трубка, куда кричали, была прикреплена к стене, поэтому надо было к ней тянуться. Потом, когда в Костроме провели телефоны, эта сеть была включена в общую".
Невозможно здесь не обратить внимание на два характерных момента. Это, во-первых, конечно же, слово "кричали", которое кратко и емко иллюстрирует качество подобной связи. А, во-вторых, тот факт, что с появлением городской телефонной станции, уже обустроенная телефонная связь становилась ее частью. Это было удобно и городу - меньше тянуть проводов, и местному пионеру телефонизации - с него таким образом снималось тяжкое бремя обслуживания собственной телефонной сети.
Своя телефонная станция действовала и в усадьбе Шереметевых Юрино (Нижегородская губерния). Она связывала барскую усадьбу не только с Нижним Новгородом. Но и с собственными лесными кордонами - постами лесной стражи. Для того, чтобы представить себе уровень дохода тех людей, которые могли себе позволить подобную техническую новинку, заметим, что камин в Юрине был выложен античными досками, вывезенными из Помпеи (там они украшали дворец), одна из стен главного усадебного здания была выложена из фрагментов застывшей вулканической лавы, а само здание устроено в виде древнего замка. На крыше была установлена пушка, которая палила к прибытию гостей, а персики, виноград и ананасы собственного урожая разносили дрессированные пони - корзиночки с фруктами они держали во рту.
На Алтае пионером телефонии стал инженер И. К. Платонов. Он связал свой дом с собственной мельницей в селе Зудилово. Провел туда и электричество, и телефон. Провода тянули по дну реки Оби.
А вот еще одна довольно любопытная история - подмосковная усадьба Горки. В 1909 году их покупает Зинаида Григорьевна Морозова-Рейнбот. Ранее она была супругой одного из богатейших людей Российской империи - Саввы Тимофеевича Морозова. После того, как он покончил жизнь самоубийством, Зинаида Григорьевна унаследовала совершенно немыслимое состояние и вышла замуж за генерал-майора свиты Его Императорского Величества, градоначальника Москвы А. А. Рейнбота, несколько позже обвиненного в казнокрадстве.
Однако все эти перипетии не мешали Зинаиде Григорьевне жить на широкую ногу. Для реконструкции усадьбы она пригласила знаменитого архитектора Ф. О. Шехтеля. Главное усадебное здание снабдили самыми последними технологическими новинками того времени - электрическим освещением, центральным отоплением, водопроводом и канализацией. Оборудование для ванных комнат заказывается в Англии. А для усадебной телефонной станции приобретаются лучшие телефонные аппараты шведской фирмы «Эриксон».
И, конечно, невозможно не упомянуть здесь об имении Талашкино под Смоленском, в котором знаменитая благотворительница Мария Клавдиевна Тенишева оборудовала музей русских промыслов и ремесел. Схожий музей располагался и в ее особняке в самом Смоленске. Чтобы эффективнее управлять всем этим хозяйством, Мария Клавдиевна на собственные деньги обустроила между музеями телефонную связь. И, по уже описанной нами традиции, она впоследствии вошла в состав смоленской телефонной сети. Тут-то и начинается самое интересное.
Тенишева направила властям прошение, в котором говорилось: "До устройства в городе Смоленске правительственной телефонной сети у меня существовало телефонное сообщение из города Смоленска с имением моим Талашкино, отстоящим от Смоленска в 18 верстах. С открытием же действия телефонной сети в 1894 году мною безвозмездно была отдана почтово-телеграфному ведомству телефонная линия и включенный в проводе телефонный аппарат".
Суть же прошения сводилась к следующему: "Уменьшить плату, а именно поверстную с 15 рублей до 10, а абонентскую с 75 рублей до 60, так как абонент не есть коллектив, а для личного пользования и распоряжений, касающихся моих служащих… Разрешить в имении моем установить взамен второго казенного аппарата, за который взимается плата 50 рублей, собственный за плату 10 рублей и, кроме того, установить свою собственную подстанцию от 4 до 5 номеров".
Ответ властей обескураживал: "Ввиду того, что никаких льгот в пользовании правительственными телефонными сетями ни для кого не допускается, Главное управление не может отступить для отдельных лиц от утвержденных условий пользования Смоленской сетью".
Ни то, что речь, по сути, шла о бывшей собственности Тенишевой, ни об ее заслугах перед жителями города, да и России в целом, разумеется, никто не вспомнил. Большой бизнес был важнее.

(Написано для компании Зебра-Телеком)
 
Подробнее об истории Смоленска - в историческом путеводителе "Смоленск. Городские прогулки". Просто нажмите на обложку.